gignomai (gignomai) wrote,
gignomai
gignomai

Categories:

выплывает из памяти: гурзуфская Вера


Это была наша первая с Таней совместная дальняя поездка - в Гурзуф, летом. Там до нас отдыхала моя сестра с подругой и вот к этой Вере, у которой они жили, нас и направили. Денег у нас было очень, ну совсем мало, а про нее было сказано, что она сдает дешево. Нас встретила маленькая, худющая, прокаленная солнцем тётя (ей было, я думаю, лет сорок, а нам 28 и 22). На робкое "нам подешевле" она отвела нас в сарай, обклеенный изнутри газетами с топчаном у одной из стен: "Живите". О деньгах сказала, что потом разберемся (и, забегая вперед, не хотела брать платы вообще и согласилась на 10 рублей - за почти месяц, при "нормальной" плате порядка 100 р. ).
А место, где она нас разместила, было сказочное. Не сарай, конечно, хотя и про него плохого слова не скажешь: от редкого дождя защищал, ночи были теплые, не было электричества - так читать можно и днем, на пляже... Главное - что при нем был небольшой мощеный камнем дворик, и все это вместе было отгорожено от мира такой густой полосой кустарника, что, возвращаясь, с моря мы не сразу научились находить свое жилье за этой живой стеной.
Нам было хорошо - по причинам, которые не нужно объяснять. То, что мы могли чего-то поесть в приморской столовой раз в день, а фрукты собирали оброненные более зажиточными отдыхающими, мыли и ели, воспринималось как забавное приключения. А моря и солнца было сколько хочешь. 
Но рассказ-то про Веру.
Боевая была женщина. Рассказывала, как приезжал в Крым Хрущев, а ей в чем-то (забыл в чем) отказывало местное начальство. Так она прорвалась через цепь охраны и сумела таки изложить Первому Секретарю свою нужду, и получила нужное. Или с неменьшей гордостью, как пришла первой в столовую, заплатила за курицу с гарниром и, получив, как обычно в столовых, одну из низшего ранга косточек с минимумом мышечной ткани, напустилась на повара: "А я ножку хочу! Где ножка - я первая, вы не могли ее никому отдать". И здесь добилась своего.
Где-то она работала. И, как все в Крыском приморье, летом сдавала все, что можно, сама ночуя в каком-то сарае. И содержала молодого альфонса - глупого и наглого. Но хорошо сложенного.
Выпив с ним вина, начинала обличать его неверность, иногда и прогоняла, но потом пускала обратно.
Больше ничего о ней и не вспоминается.
Должно быть, уже померла, но точно не знаю. А кстати, как быть в таких случаях с молитвенным поминанием, когда не знаешь - за здравие или за упокой?
Tags: люди, молодость, море, память
Subscribe

  • О материальных корнях философии

    "Почему помещик или буржуа редко бывает мате­риалистом? Потому, что те блага, которыми они поль­зуются, — одежда, пища и…

  • веселися славный росс!

    По наводке известного конспиролога А.Дунаенва (danuvius) купил книгу аббата-иезуита О.Баррюэля "История якобинства" в переводе…

  • торжество диамата

    В связи с чтением диплома ГП решил освежить свои представления о том, что такое диамат. Почитал, в частности, Сталина «О диалектическом и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments