gignomai (gignomai) wrote,
gignomai
gignomai

Categories:

ОТЕЦ 129: 1944 (6)

Эта тетрадка, из которой я сейчас переписываю в свой жж, по большей части «политико-стратегическая»: выписки из книг, газет о положении на фронтах, об отношениях между союзниками, об обстоятельствах, предшествовавших войне. Отец хотел знать и понимать, что происходит.

 

В Германии есть AuszeichnungPioniere der Arbeitund das Ehrenzeichen in Gold* (в мае 41 г. Гесс вручал эти знаки Мессершмитту).

 

* (нем.) почетное звание «передовик труда» и золотой отличительный знак

 

Дальше много выписок из книг (про предвоенную обстановку), но и из западных газет уже военного времени (например, из «Таймс» за 1943 г. о возрождении в СССР русского патриотизма, изменении отношения к Церкви…

Выписки из антивоенной и антифашистской книги Ганса Габе «Тысячи падут», других книг о войне.

 

В воздухоплавательной школе учился латыш Борис Рея. Светлые мягкие волосы. Угреватое лицо. Подбородок назад. Немножко зло, но вид дегенеративный.

Отец его был крупным работником в НКВД. Когда он сел, Бориса исключили из воздухшколы. Он долго не мог нигде устроиться. Попал (он и до этого был недалеко от нее) в плохую компанию. На 2 года сел в исправдом*. Тяжело заболел. Если бы не перевели в московские Бутырки, где вылечили – погиб бы. Перед войной срок заключения истек.

(* На торфоразработках под Москвой).

Война. Бориса в армию не берут. Поступит куда-нибудь работать, на хлебозавод например, проворуется, уволят и снова.

Взяли только весной 43 года. В пехоту связистом. С тех пор на передовых.

Через месяца три присылает вырезку из фронтовой газеты. Сержант Рея со своим отделением провел линию связи через тыл врага. Получил медаль. Через некоторое время он уже мл. лейтенант. Под Брянском ранили. Легких, но 5 ранений.

Письмо из госпиталя. Лейтенант Рея награжден орденом Красной Звезды…

 

И хотя Б. говорит, что лейтенант уходит в отставку в 30 лет, а ст. лейтенант в 35, что как ст. лейтенанту ему дали бы звено самолетов и тогда бы прекратились выгодные полеты на Кубань, в Закавказье (с Кубани масла привез старикам тысяч на 12, после Закавказья всю зиму с яблоками сидели)… все же чувствуется недовольство положением.

«Четыре года без повышения!».

 

Не помню, был ли у Рея золотой зуб с правой стороны, но должен был быть.

 

На вечере устроили почту. Почтарем – Люба Капля. Ей надели картонные погоны, бумажную фуражку и огромный сине-красный бант из бумаги, которую продают на углах китайцы. Ее собственные сапожки подошли к этой форме.

 

Зина отдала ботинки узбеку обратно и ходит в совершенно рваных туфлях. На вечер у одной девушки она одолжила [нрзб.], у другой галоши и пошла танцевать первой парой.

Завтрашний хлеб у нее уже съеден.

 

Самое деятельное участие в устройстве вечера приняла бригада копировки. Их начальница ходит с почтовым номером «один». Номерочки сделаны красиво: на вишенках, дубовых и кленовых листочках.

О цветной бумане для конфетти хлопоты продолжались неделю. И сейчас им посыпают для веселья толпу зрителей, смотрящих, как 4 пары танцуют на приз танго. На подносе с призами керамика для электроплитки и, кажется, коптилка.

 

Джаз будет в конце вечера, а сейчас танцуют под баян. Баянист – паренек из цеха. На руке грязная повязка. Рабочий пиджак, валенки.

 

Клубная самодеятельность. Пожилой читает приветственное стихотворение (собственное творчество). Желает всем этим летом возвратиться домой и оканчивает:

«Великий Сталин ведет наш корабль к мирной пристани».

Tags: отец, память
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments