January 18th, 2021

про инклюзию

Это, если кто не знает, создание условий, чтобы инвалиды разной формы и степени, жили в одном мире со "здоровыми". В более узком смысле, чтобы дети, как сенйчас принято говорить, "с особенностями развития", учились вместе с обычными детьми. Добрая идея, что говорить. Но есть проблемы.
Я никак не специалист, но сталкивался с тем, что заставило задуматься, как это возможно и что требуется, чтобы не сделать хуже - и "тем", и "другим".
И вот теперь случай, кажется, уже широко обсуждаемый, но я не следил, пока в нем не приняла участие мой давний друг, Татьяна Касьяновна Королевская, дефектолог и специалист по коррекционной педагогики.
Речь о Лидии Мониава, председателе правления фонда "Дом с маяком" и о том, как она опекает больного мальчика Колю.
Вот сначала ссылка на информацию об этом в Сети:
https://takiedela.ru/2020/09/vtoraya-zhizn-koli/
https://www.wonderzine.com/wonderzine/life/news/254513-lida-moniava

Под катом - письмо (экспертное заключение) Т.К.Королевской, обращенное к автору передачи о Мониаве и ее подопечном:

Collapse )

торжество диамата

В связи с чтением диплома ГП решил освежить свои представления о том, что такое диамат.
Почитал, в частности, Сталина «О диалектическом и историческом материализме» (ее в «Краткий курс» он включил). Надо сказать, что это произведение напрасно, по глупости осмеивали. Отлично написанный популярный очерк. Очерк вполне осмысленной философской доктрины, которая – вот это для меня открытие! – в основных чертах сейчас совпадает с миропониманием большой части, если не большинства, человечества. Если, конечно, допросить всех с пристрастием, чтобы они перестали гнать пургу о том, во что они по большому счету не верят.
В самом деле. Диамат сложился из гегелевской диалектики, переставленной, как известно, «с головы на ноги» Марксом. Суть-то диалектики - в признании бесконечной подвижности сущего и вытекающем из этого историзме (здравому смыслу нечего возразить против этого). А вторая составляющая, объединяющая Гегеля с Марксом – монизм: отказ от онтологического разделения духа и чувственно воспринимаемой природы (это разделение принципиально для теистических учений). Только у Гегеля единое – это Дух, а у Маркса – материя, природа (а дух – ее «высокоорганизованная часть»). Энгельс и Ленин додумали эту исходную идею до некоторых конкретностей, а Сталин, слегка упростив, систематизировал.
Вот этот-то монизм (диалектику пока оставим в покое) меня и интересует. Утверждаю: для огромного числа людей, как простецов, так и в особенности представителей наук, он является их естественным и неусомневаемым мировоззрением. Плевать им на критику Канта – они не сомневаются, что чувства нас в основном не обманывают, и их вполне устраивает представление о бесконечно приближающемся к недостижимой абсолютно верной онтологии познании. Мыслим мы, по их общему убеждению, мозгом. И – вишенка на торте! – конечно же, возможен искусственный интеллект. Раз наше сознание, наше мышление – продукт высокоорганизованной материи, то нет оснований сомневаться в его воспроизводимости и совершенствовании на других носителях.
Понятно, что этого не принимают гегельянцы (в том числе и гегельянствующие марксисты вроде Ильенкова). Понятно, что этого не принимают христиане и другие теисты, видящие качественное различие между творящим Духом (и сотворенным по Его образу духом) и бездуховной природой. Но все остальные – монисты и обязаны принять.
(Несколько особняком, кстати, ГП с его методологией, но это – отдельный вопрос).