January 7th, 2021

Извините, что не в тон празднику. Вспомнилось...

О Постум! Постум! Льются, скользят года!
Какой молитвой мы отдалим приход
Морщин, и старости грядущей,
И неотступной от смертных смерти?

Хотя б трехстами в день гекатомбами
Ты чтил Плутона неумолимого,
Волной печальной Леты властно
Скован навек Гиерон трехтелый

И дерзкий Титий. Друг мой, увы, и мы,
Земли питомцы, переплывем предел
Реки скорбей — богов потомки
Иль обнищалые мы подонки.

Кровавой битвы зря избегаем мы
И волн громовых бурного Адрия
И зря оберегаем тело
От вредоносных ветров осенних.

Дано узреть нам мутный и медленный
Коцит, во мраке ада блуждающий,
И Данаид бесславных длани,
И нескончаемый труд Сизифа.

Дано покинуть землю, и дом, и плоть
Жены, и сколько б ты ни растил дерев,
За кратковременным владыкой
Лишь кипарис безотрадный сходит.

А мот-наследник, смело откупорив
Цекуб, хранимый в дедовском погребе,
Достойный кубка понтификов,
На пол рукою прольет небрежной.

Не обижайся, Александр Сергеич, если что и совру

Было, значит, дело такое. В один из приездов Пушкина Александр Сергеича в Первопрестольную, гуляем мы с ним по бульварам, свернули на Сретенку, болтаем о том - о сем, о судьбах, значит, друзей общих - Дельвига там и прочих. Немного стишков новых он мне прочитал. И тут я (чего это мне в голову зашло?) ему и скажи: А что ты, Саша, все стихи да стихи? Не попробовать ли тебе себя в прозе? Он остановился, задумался и после некоторой такой паузы... У него они очень выразительны были, эти припадки задумчивости: глаза как будто куда-то в неведомую даль устремлены, ноздри раздуваются, губы шевелятся.... Так вот, выйдя из эдакой задумчивости, он мне отвечает: Гигномай! (а это он меня первый так назвал, еще в Лицее, чтобы с Вовой Кюхельбекером не путать). А ведь, и правда, пора попробовать. Не одним же Булгарину с Загоскиным прозу сочинять.
Мы быстро закончили прогулку, и он пошел к Нащокину, у которого проживал.
А уже через два дня он читал у гр. Волконской "Повести Белкина".
Чертовски талантлив все же был наш Александр Сергеич, Царство ему Небесное!