?

Log in

No account? Create an account

gignomai


Журнал Владимира Рокитянского


seminarium perennis
gignomai
Начал читать «Историю новой философии» Виндельбанда – слабая замена отсутствующему историко-философскому образованию. И задумавшись о том, зачем оно и почему его отсутствие воспринимаю как ущербность, легко нашел ответ: пытающемуся мыслить нужно подключиться, узнать, какие ходы мышление проделало до него. История философии (в первую очередь, но и науки, и искусства) представилась как один многовековой семинар. Вот оно, верное слово: семинар.
Конечно, я понимаю, что это очень специфический взгляд, обусловленный многолетней работой с наследием такого семинарского феномена, как ММК, и соучастием в куче других семинаров… (Да и здесь в жж что я с 2007 года делаю, как не семинарю?). Но специфический не значит порочный, что-то, думаю, такой взгляд позволяет увидеть, иначе не замечаемое.
Read more...Collapse )

(no subject)
gignomai
Решил почитать вечером "Рождение трагедии" Ницше. У меня есть эта вещь в двух переводах, старом, Г.А.Рачинского, и новом, покойного А.В.Михайлова. Хотел было взять михайловский перевод, тем более, что он у меня в отдельном изящном издании. Но.
Прочитал в предисловии издателя, что слово Rausch, которое у Ницше связано с дионисийским началом и проявляется в пении, плясках и оргиях и которое Рачинский вполне ожидаемо и "по словарю" переводит как "опьянение", Михайлов перевел как "похмелье"...
Я с большим уважением отношусь к А.В.Михайлову и его трудам (и понимаю, что хороший переводчик не идет на поводу у словарей), но, помилуйте, такое впечатление, что А.В. был полным трезвенником и никогда не испытывал похмелья - состояния, в котором не то что петь-плясать, но ни-че-го не хочется.
Не, буду читать по Рачинскому. 

об одном просчете Маркса-Энгельса
gignomai
Замечательный постинг trita о том, что корысть большинства - это вовсе не бескорыстие, где он, в частности, поминает пролетариат, который "пытался корыстно утвердить свой класс как эталон и норму бескорыстия", вызвал в памяти тот аргумент, которым "основатели" обосновывали бескорыстие пролетариата: ему, мол, "нечего терять, кроме своих цепей". Понятно, что здесь неявная аллюзия на евангельский рассказ о юноше, которому Христос посоветовал раздать имение. Но, увы, параллель неосновательная: большая разница между тем, кто сам раздал имение, и тем, кого обделили. Странно ждать от второго бескорыстия. И не дождались.