?

Log in

No account? Create an account

gignomai


Журнал Владимира Рокитянского


Большевизм и Царство Небесное
gignomai
Есть у меня молодой собеседник, длящий обсуждение со мной русской Революции, большевизма и коммунизма, соответствующих мечт, идей, персонажей и т.д. Мы с ним едва ли сколько-нибудь серьезно расходимся в оценке конкретных деяний, я разве что менее категоричен. Но вот что мне никак не удается донести до него - это мое представление об идеале. Да и не только до него. Я эту тему не раз у себя здесь поднимал и, кажется, так и не добился понимания.
Выложу кусочек нашей переписки в качестве еще одной попытки.

Вот прислал он мне такую схему:



С таким пояснением: в политику выделил бы только идеал как ориентир - обсуждение собственно идеалов, скорее, думаю, для философов, в политике все предполагает реализацию.

Мой ответ:
Нет, А., я категорически против обсуждения идеалов исключительно в рамках политики. Вы своими схемами вообще показали мне, что до сих пор, говоря об идеале, я упускал главное: для меня идеал в подлинном смысле слова - это даже не философия, это всегда религиозный идеал. В европейской цивилизации - христианский, "Царство Небесное". Представления о нем могут в разной мере секуляризоваться. Но он принципиально относится к сфере нереализуемого. У него другое назначение. Вы в своей схеме поместили "идеал как ориентир" в качестве звена, ведущего к реализации. С моей точки зрения, это извращение смысла и назначения идеала. Политики-радикалы (большевики в широком смысле слова, от средневековых таборитов через каких-нибудь якобинцев до русских большевиков), даже независимо от примеси чисто человеческих пороков, именно злоупотребляли идеалом, пытаясь реализовать свое о нем представление здесь и сейчас, а когда не получалось, переходили к насилию.
Вы скажете, а какой смысл в том, что нереализуемо? То верное отношение к идеалу, о котором я все время талдычу, очень трудно определить: ориентироваться, сверять с ним дела и образ жизни, пытаться, если хватит сил, что-то из него воплощать в своей жизни, т.е. в пределах "насилия" над собой, любоваться им, наконец, писать о нем стихи или сочинять музыку... Это самое трудное для осмысления и выражения.
Но важно присутствие в жизни одного человека и общества того, что я бы назвал вертикалью, вертикального измерения.
И снова о "большевиках". На мой взгляд, их роль трагически - для нас всех - двоится. С одной стороны, они напоминают "плоскому" обществу о вертикали. С другой, дискредитируют идеал злоупотреблением.