?

Log in

No account? Create an account

gignomai


Журнал Владимира Рокитянского


Сон-во-сне-во-сне...
gignomai
Давно не делился снами и не собирался. Но этот озадачил меня...

Не знаю, с какого конца начать, поскольку он как бы надстраивался вширь. Возможно, потому что снился в предпросонье, т.е. волнами или, точнее, погружениями и выныриваниями в состояния, в которых предшествующее осознается как сон...

Итак, "археология сна".
Самая внешняя оболочка: я рассказываю приятелю (кажется, "Князю", ВДШ, живущему ныне в Нью-Джерси, США, куда уехал первым из моих близких знакомых), что вот видел такой странный сон. Он разделяет мое удивление. После этого я проснулся окончательно.
Основная ситуация сна, его "настоящее", это - поездка в начале 1990-х на конференцию за границу (прототип реально был, поездка в Штаты, но совсем другая по наполнению). Почему-то спешка, почему-то давка при посадке на самолет. Наконец, усаживаюсь и достаю тетрадку с записью содержания предстоящего сообщения на конференции. И картинкой (она ниже). Сидящий рядом мальчик (юноша?) заглядывает через плечо в тетрадку, ему нравится картинка и он просит ее скопировать. Я, странное дело, соглашаюсь (кажется, с чувством "а чего скрывать?", которым нередко руководствуюсь). Потом, в "боковом ответслении" что-то про КГБ, куда вызывают за объяснением смысла картинки, но это тонет в тумане...

Ну и теперь картинка:


Трудно избежать предположения, что это я с отцом. Или с образом Отца...

Стихов, хочу стихов
gignomai
В таком вчера вечером был настроении.
Сначала решил сочинить сам. Вот что получилось?

Очень захотелось быть поэтом
Ну, навроде Пушкина иль Фета...
Чтобы девушки меня сходились слушать
Слушали б - и их краснели уши
Или лучше, чтоб зарделись щеки
Слезно засветились бы глаза
Думой оживленные высокой
Обо всем, о чем сказать нельзя...

Не... не пойдет, решил. И пошел читать Тане Елену Шварц, которая в памятном 2008-м стала мне открытием.
Попал на чудесное. Но это не должно быть рядом с моими поделками. В отдельной записи.


Глазкам больно?
gignomai
Елена Шварц из "Трудов и дней Лавинии, монахини из Ордена Обрезанного Сердца":

Мне Аббатиса задала урок –
Ей карту Рая сделать поточнее.
Я ей сказала – я не Сведенборг.
Она мне: будь смиренней и смирнее.
Всю ночь напрасно мучилась и сникла,
Пока не прилетел мой Ангел-Волк,
Он взял карандаши, бумагу, циркуль
И вспомнил на бумаге все, что мог.
Но Аббатиса мне сказала: "Спрячь.
Или сожги. Ведь я тебя просила,
Тебе бы только ангела запрячь,
А где ж твои и зрение и сила?"

Мне Аббатиса задала урок –
Чтоб я неделю не пила, не ела,
Чтоб на себя я изнутри смотрела
Как на распятую – на раны рук и ног.
Неделю так я истово трудилась –
А было лето, ухала гроза, –
Как на ступнях вдруг язвами открылись
И на ладонях синие глаза.
Я к Аббатисе кинулась – смотрите!
Стигматы! В голубой крови!
Она в ответ: ступай назад в обитель,
И нет в тебе ни боли, ни любви.

Мне Аббатиса задала урок –
Чтоб я умом в Ерусалим летела
На вечерю прощанья и любви, –
И я помчалась, бросив на пол тело.
"Что видела ты?" – "Видела я вечер.
Все с рынка шли. В дому горели свечи.
Мужей двенадцать, кубок и ножи,
Вино, на стол пролитое. В нем – муху.
Она болтала лапками, но жизнь
В ней, пьяной, меркла..."
                                            – "Ну а Спасителя?" –
"Его я не видала.
Нет, врать не буду. Стоило
Глаза поднять – их будто солнцем выжигало,
Шар золотой калил. Как ни старалась –
Его не видела, почти слепой осталась".
Она мне улыбнулась – "Глазкам больно?"
И в первый раз осталась мной довольна.


Не замечали?
gignomai
Прислушиваясь к разговорам мимоидущих особей женского пола и юного возраста (эдак 15-18-ти), не первый раз отмечаю особую, общую почти всем манеру произнесения. Из того, что могу сказать словами: повышение голоса в конце фразы (даже утвердительной), растягивание какой-нибудь гласной в середине и - главное! - такое произнесение всех согласных, что они как бы "не приземляются", не утверждаются на тверди, а лишь парят над ней, слегка задевая крылами...
Какая-то в этом недовоплощенность что-ли чувствуется...
Попытался спросить у музыкантов, кому как не им - не замечали.
А вы?

Около Около и Школы для дураков
gignomai
Есть такой в Москве театр - "Около дома Станиславского", или коротко: "Около". Иногда его называют по имени руководителя - Юрия Погребничко.
Так случилось, что, совсем не театрал, я стал ходить туда. И, более того, принимаю участие в начинании, о котором нижеследующее объявление:

28 января 2019. 19:00
Театр ОКОЛО. Новая сцена
Сообщество-клуб ВМЕСТЕ с ОКОЛО
Встреча №3. обсуждаем спектакль «Школа для дураков»

28 января в 19.00 в театре ОКОЛО состоится третья встреча сообщества-клуба театра «ВМЕСТЕ с ОКОЛО».

Предметом обсуждения станет спектакль «Школа для дураков» по роману Саши Соколова. Спектакль можно посмотреть 23 января.  На обсуждение предлагается тема разговора, возникшая на прошлом заседании клуба при обсуждении спектакля «Три мушкетёра» – «Соотношение текста литературного произведения и театральной постановки на его основе».

Важнейший момент спектакля «Школа для дураков» – способ существования актёров в спектакле, восстанавливающий ни на что не похожую атмосферу художественного текста Александра Всеволодовича Соколова - с многообразными ассоциативными проговорами, воссоздающими запахи и телесные ощущения, с неуловимой аурой ушедшего времени.  Артикулированный тонкий текст самосознания и осознания выдуманных и реальных обстоятельств сопровождает тему раздвоения личности и сумасшествия подростка. Переживание первой любви, а также смерти любимого учителя преломляются в подростковом сознании. Представленный через игру актёров текст сознания вызывает ощущение одновременно тревожности и нелепости, абсурда и гиперреализма.

Приглашаем принять участие в обсуждении всех интересующихся творчеством Саши Соколова и театром ОКОЛО.

28 января 2019. Начало в 19 часов. Новая сцена театра ОКОЛО. Вход свободный.