August 12th, 2018

Лейбниц еще

Ключевым для всех богооправдательных построений Лейбница является найденное им решение проблемы свободы и необходимости. Оно может не убеждать (меня так и не убедило), но в красоте ему не откажешь.
Во-первых, он вслед за Спинозой отказывается признавать возможность чистого произвола, действия, вообще никак не обоснованного, беспричинного. Какое-то основание - внутреннее или внешнее - всегда есть. Всегда есть причина, по которой мы встали с левой, а не с правой ноги...
Во-вторых (и здесь он уже против Спинозы), Лейбниц различает абсолютную необходимость (он ее называет "геометрической" - в смысле столь же непререкаемой, как геометрические истины) и "гипотетическую", обусловленную.
Божественное предведение и предопределение (здесь тоже есть тонкости, но пока обойдем их) касается создает гипотетическую необходимость.
И она, утверждает Лейбниц, нимало не противоречит нашей свободе. В самом деле, Богу ведомо наперед не только то, как я поступлю, но и основания моего поступка во всей их полноте, включая и возможные колебания и т.п. Нет противоречия: Бог предопределил мне свободно так-то поступить и предвидел это.
"Ленивый софизм" (он же "магометанский фатализм"): чего я буду рыпаться, если все предопределено - Л. легко разоблачает: предопределенные следствия предопределены с учетом наших действий.

Но как же? Разве не обессмысливается моя свобода поступать так или иначе - я же ее непосредственно ощущаю! - самим фактом предопределенности? Я никак не мог этого понять, пока до меня не дошло то, что Лейбниц явно не формулирует, но что стоит за его рассуждениями: мое видение моей ситуации и видение ее Богом в принципе не совместимы и не сопоставимы...

Честно сказать, все равно не убеждает. Но красиво...

И еще вдруг неожиданное у Лейбница

Обсуждая какой-то средневековый спор о том, что первее, вера или спасение, т.е. для Бога, в его замысле о человеке, Л. вдруг говорит: а это одно и то же, т.е. подлинно верующий - это и есть спасенный. Всё!