January 5th, 2018

Так что же такое высказывание?

Что такое высказывание? Наивному взгляду (и логику-номиналисту) оно представляется последовательностью выговоренных слов. Но ведь остается вопрос, что связывает эти слова в единство высказывания. Ответить просто, что, мол, связывает связка, слово "есть", очевидно, не значит прояснить дело. "Цельному самостоянию логоса принадлежат слово, значение, мышление, мыслимое, сущее".
Далее, как эти части целого связаны между собой? Нельзя ведь сказать, что каждую пару частей связывает один и тот же тип связи - "знак-значение" - вроде того, как знак-указатель указывает направление. Все эти связи - разные.
Опять-таки для обыденного сознания, согласно традиции, идущей еще от греков, эти связи мыслятся так: слово - представление - представляемая вещь. Но, если мы пойдем от слова к вещи, то как мы удостоверимся, что наше представление в самом деле выводит нас к вещи? Встает общеизвестная проблема истинности, или объективности.
Выход из этого тупика, - говорит Хайдеггер, - в том, чтобы исходить не от последовательности слов, а от высказывания в его целости. А как раз "оглашение", выговаривание в словах - вовсе не базовая, а вторичная и необязательная часть этого целого.

Collapse )

О Платонове

Читая Платонова, все время хочется делиться. Но и это трудно, потому что нужно просто давать всё, подряд. Собственно, мы сейчас это и делаем, читая вслух.
Но еще труднее говорить и писать о Платонове. Да, вроде, и зачем? Читайте.
Но все-таки скажу несколько слов.
Платонов и вечность. Всякий настоящий писатель - о вечном, в том числе и в самом главном - о вечном. И если  - спросить, о чем Платонов "под знаком вечности", то придется сказать - о том же, о чем Евангелие: о любви и сострадании. Только он не призывает к этому, но проживает радость и боль всякого человека. И не только человека, а и нанизываемого на крючок "живого и мучающегося червя", и пойманного на крючок молодого подлещика ("четыре часа рвался подлещик скрыться в глубокие свободные воды, и кровь его губ, с вонзенным крючком, смешалась с кровяным соком червя; подлещик устал метаться и для своей силы проглотил кусочек червя, а затем снова стал дергать за режущее едкое железо, чтобы вынуть из себя крючок вместе с хрящом губы"). И железной машины: "Паровоз хотя и молчал, но Захар Павлович его слышал. - Колосники затекают - уголь плохой, - грустно говорил паровоз. - Тяжело подъемы брать. Баб тоже много к мужьям на фронт едет, а у каждой по три пуда пышек. Почтовых вагонов опять-таки теперь два цепляют, а раньше один, - люди в разлуке живут и письма пишут".
Человек жалеет паровоз, а паровоз - людей.
Платонов и время. Думаю, мало что поняли в Платонове те, кто видит в Чевенгуре сатиру на Революцию. Там и это есть, поскольку Платонов пишет, проживая, пропуская через себя всю жизнь своего времени, а в ней много не просто нелепого, но и чудовищного. Но, подумал я с запозданием: если бы решили в юбилейный год поставить памятник Революции (ну, вроде памятника "тысячелетия России" 1862 года), то я бы предложил в центре его не Ленина с Троцким, а Степана Ефремовича Копенкина на его Пролетарской силе и с портретом Розы Люксембург на сердце (Lumen coelum, sancta Rosa!). И рядом, по бокам от Копенкина - Саша Дванов, Захар Павлович, слесарь Федор Федорович Гопнер... Хороший был бы памятник, верный.