December 25th, 2017

(no subject)

Интервью философа и социолога  Александра Филиппова о ситуации в стране.
Вот пара интересных мест.

Об искусстве:
Я понял, что способность современного искусства развязать человеческое воображение, заставить его видеть, творить, фантазировать по-другому – это такая вещь, без которой любая страна в конце концов умирает. Именно непопулярное, не народное, не несущее ничего утешительного и не укрепляющее солидарность должно быть поддержано как публичное, потому что это сложным образом влияет на состояние общества в целом. Как есть живая традиция, так есть живой модерн, ставящий на ней крест, и эта борьба благотворна для зрителя.

Collapse )

Начинаем разбираться с копулой

Итак, что такое бытие, о котором говорит связка "есть", связывающая субъект с предикатом: S есть P?
Поскольку речь о высказывании, логосе, проблема изначального, с Аристотеля, была вытеснена в логику. "Вытеснена", поскольку логика развивалась как стоящая особняком в философии дисциплина, далекая от онтологии.
Кант, пишет Хайдеггер вернул ей важное философское значение, но в ущерб онтологии. Гегель пошел еще дальше, но "радикально нового понимания проблемы логики" не было и у него. Назвав еще несколько имен, Х. выделяет "Логические исследования" Гуссерля, "но и ему не удалось понять логику философски", он даже усилил тенденцию строить логику отдельно, как формальную дисциплину.
"Проблема до тех пор не сдвинется с места, покуда сама логика снова не станет частью онтологии, т.е. покуда Гегель, который, правда, наоборот растворил онтологию в логике, не будет понят, а это всегда означает - преодолен посредством более радикальной постановки вопроса и тем самым усвоен. Преодоление Гегеля предстает как внутренне необходимый шаг в развитии западной философии, который она непременно должна сделать, если еще хочет оставаться в живых".
"Наша проблема заключается в том, чтобы ответить на вопрос о связи "есть" как копулы с основными онтологическими проблемами".