December 2nd, 2017

о превращении формы

В обсуждении ходов мысли Канта-Хайдеггера важную роль играет оппозиция формального и содержательного, в правильном применении которой я не чувствую себя вполне твердым. Полез разбираться заново, не доверяя тому, что знал.
Никаких проблем с пониманием того, что вводил Аристотель - оппозиции "форма - материя". Но! Там ведь форма, морфэ - это то же, что платоновская идея, эйдос, и средневековая essentia, т.е. как раз то, что именно содержательно. Форма наделяет содержанием бескачественную материю, чистую потенциальность - для которой в статье в Stanford Enc. of Philosophy приводится термин, предложенный кем-то из англоязычных: gunk (дрянь). Если же говорить не о "первоматерии", а брать материю относительно, по уровням (материя высшего уровня - форма для низшего), то содержательность очевидно возрастает по мере оформления, формализации.
Как я понял, все поставил с ног на голову как раз Кант, введший другую оппозицию: "форма - содержание" (в познании и мышлении). У него "форма" (априорные формы рассудочного мышления) организует эмпирическое содержание, будучи сами в этом смысле бессодержательной.
Занятно, что у англосаксов в этой самой энциклопедии нет статьи "форма и содержание". Но она есть в "Философской Энциклопедии", той еще, 60-х годов.
Кстати, у них, британцев, и "содержание" в нашем смысле обозначается словом subject matter, а иногда и просто matter.

о двух и даже трех видах различия

Там, кстати, в статье про "форму-материю", обсуждается, в частности, любопытный спор между двумя логиками, Гертрудой Энском и Лукашевичем о "принципе индивидуации" по Аристотелю, т.е. о том, чем различаются две индивидуальные вещи - формой или материей. Лукашевич утверждал, что формой (ну, понятно, вроде, что именно форма определяет индивидуальность - все мы из мяса и костей, но разные), а Энском говорила: нет, особи и вещи одного вида различаются материей, материалом. Поппер вмешался в спор, сказав, что спорщики отвечают на разные вопросы. Форма задает целостность и том самым определенность всякой вещи, а материей различаются вещи нумерически.
Ему, правда, возразили встречным вопросом: а чем различается материя одного индивида от материи второго - не формой ли их общей материи низшего уровня? А если, мол, считать, что это всё одна материя (как у двух кирпичей), то их и не различить.
На мой взгляд, суть кажущегося парадокса в том, что речь идет о двух разных по смыслу актов различения: 1) чисто нумерического, который осуществим только за счет пребывания различаемых индивидов в разных точках пространства и (или) времени, 2) качественного различения по свойствам.
Но есть еще и третий вид различия, в существовании которого я в свое время безуспешно пытался убедить сетевых богословов, kiprian_sh и  alexandrg,различие между лицами (людьми), которое невозможно исчерпать никаким перечнем различающихся характеристик. Вот сейчас, читая Хайдеггера, я начинаю, кажется понимать, что отторжение моими оппонентами личностного различия как иного, нежели индивидное, связано с тем, что они, как Кант (а еще раньше преп. Иоанн Дамаскин, на которого они ссылались), понимают существование человека как простое наличие (по образцу вещи), тогда как образ бытия человека, Dasein, - иной, он, человек, будучи свободным меняться, "человечествует", экзистирует.
А про бытие Бога нужно, видимо, еще иначе мыслить: божествует. (Кто-то, кажется, про это уже сказал).