October 29th, 2017

(no subject)

Попалась где-то мысль Аристотеля: о счастье можно говорить только в конце жизненного пути человека, обо всей его жизни, счастлива она или нет. Никак о сиюминутном.
Понятно, что счастье при этом понимается не как ощущение счастья. Это-то очень даже бывает. Иногда подолгу.
Но что тогда имеет в виду Философ?

жизнь как целое

vera_z в комменте к предыдущему посту напомнила про легенду о Крезе и Солоне как вероятном источнике мысли Аристотеля:
Нельзя "гордиться счастьем данной минуты и изумляться благоденствию человека, если ещё не прошло время, когда оно может перемениться. К каждому незаметно подходит будущее, полное всяких случайностей; кому бог пошлёт счастье до конца жизни, того мы считаем счастливым. А называть счастливым человека при жизни, пока он ещё подвержен опасностям, — это всё равно, что провозглашать победителем и венчать венком атлета, ещё не кончившего состязания: это дело неверное, лишённое всякого значения".

Но если все-таки спросить, в чем смысл такого перетолкования общеупотребительного смысла слова ευτυχία (благой+случай), то ответ, видимо, должен будет отослать к оппозиции части и целого. Целым, о котором только и есть смысл что-либо говорить, является прожитая жизнь.
То же, кстати, и у евреев и христиан применительно к праведности и святости: смерть как прославление.