October 26th, 2017

кулак и слово

Любопытно: интерес, проявленный мною к рэп-схватке, и восхищение виртуозностью, с которой бранил в ней соперника Оксимирон, вызвали брезгливое негодование - не только к явлению, но и в мой адрес (высказал один человек, но молчание других красноречиво). Тогда как, уверен, выскажи я восторг по поводу боксерского матча с нокаутом в конце или кулачных боев, которые еще не так давно были обыкновением в деревнях, реакция наверняка не была бы столь яростной. А ведь в обоих случаях агрессия деланая, понарошку. Остервенения в словесной баталии, несмотря на чудовищную грубость оскорблений, было явно меньше, чем обычно в боксе. Достаточно посмотреть на то неподдельное восхищение удачным "ударом" противника, которое было написано на лицах рэперов.
Что-то тут есть. Вероятно, злоупотребление словом воспринимается как большее преступление, чем злоупотребление кулаком. Какая-то более сакральная черта переступается. Возможно, возможно...
Но тогда тем важнее понять, почему это вызывает такой бешеный интерес у молодежи. Что за этим стоит? Ссылка на коммерческое раскручивание ничего не объясняет. Раскрутить можно только то, что в себе несет соблазн.
Это пересекается с теми вопросами, которые я уже ставил: о женском мате и о всех этих коверканных языках, которыми изъясняются в сети. Разная мера дерзости, грубости, но вектор один. Там, кстати, были нетривиальные ответы от женщин.