May 28th, 2017

...

Хм... Оказывается, еще не все выскреб из своего поэтического наследия.

Прислушаюсь.
Не скрипнет ли калитка?
Не хрустнет ли ломающийся наст
предвестником судьбы морозноликой,
зимою этой посетившей нас.
Прислушаюсь.
Но ничего не слышу.
Точней: все звуки сгрудились внутри.
Той занавеской, что эфир колышет,
скорее слезы зеркалу утри.
Судьба? Но как? Ведь мы уже знакомы.
Я где-то слышал этот ломкий звук,
и Крысолова песнею влекомый
все гамельны с собою позову.
Я весь в тебе, пирующая гамма,
цветастый присвист мартовых ветров!
Мне снится ласковая Иокогама,
блудница желтолицых островов.
О, времени великолепный трепет,
когда в нем просыпается поэт
и заново все мирозданье лепит
свободной мысли нежный пируэт!

сплю

... :)

Я знаю: Вам нравился запах
Едва уловимый духов,
Моих появлений внезапность,
И словно навеки уход.

И тихое пение флейты
Над замершей гладью пруда...
— Укройтесь. Вы заболеете...
— Да полно Вам, ерунда...

Весенний тревожащий вечер...
Бесцельные, милые речи...

сплю

... :))

Все хочу портрет твой переставить,
Места все ему не нахожу.
И опять на грани сна и яви
Я на это имя ворожу.

И опять дверей я не закрыла
Жду опять, когда на мой порог
Мой взойдет жених сереброкрылый,
Светлоокий демон мой и бог.

Жду опять и столь же безнадежно.
Чем скрепить порвавшуюся нить?
Здесь — ничем. Лишь только смерти нежной
Нас с тобой дано соединить.
сплю

(no subject)

Там, где мы подлинно живем,
В пределах всяк своей монады
Другому подчиняться надо
Закону. Там, входя в ограду,
Себя как будто в гроб кладем.

Мы воскресаем уходя.
Свое всегда потусторонне.
Будь шут у ног иль царь на троне
Одна лишь заповедь в законе:
Не озирайся уходя.

Я ухожу, не озираясь.
В просторах собственной судьбы
Я без тебя не потеряюсь.
Мораль: прости, что повторяюсь —
Чужие жизни — как гробы.
сплю

(no subject)

Казалось мне, что прошлое забыто,
Что быта ржа пожрала бытие,
Свеча потушена и зеркало разбито,
А с ним и отражение Твое.
Казалось мне, что сновиденью яви
Явь сновиденья проиграла бой,
Что я и звать видение не в праве,
Тем паче именем Твоим… Тобой…
Что омертвелое воображенье
Уже лишилось дара воскрешать…

Но зимнего луча прикосновенье
И утренней прохлады дуновенье
Напомнили те утра, те лучи…
Я снова жив, душа пришла в движенье,
Я помню все…

– Ты вспомнил и – молчи, –
В ответ я слышу тихое прещенье.
– Былое не выносит освещенья,
И свет полуденных сторон души
При встрече с ним ты скромно притуши.

Как сердцу примириться с приговором
К забвению. И вот полночным вором
В пещерах памяти свой освещает путь
Свечой ожившего воображенья…
сплю

(no subject)

Ах простуда — это чудо!
Стынут ноги. Лоб в огне.
Что за дерзкая причуда
Развести костер во мне?

Натереть мне шкуркой нёбо,
Глухо нос замуровать,
Словом, так скрутить хворобой,
Что лежать мне — не вставать,

Мучаясь одним вопросом:
А теперь я образ чей?*

Татуирует под носом
Кожу сопельный ручей.

* Быт. 1:26.