May 25th, 2017

о философии и поэзии

Наглое мое заявление о несовместимости философии и поэзии было посрамлено и получает от меня самого квалификацию глупости. Чем впрочем нимало не смущен, ибо получил давно от даймона разрешение говорить в жж глупости - с тем, чтобы, получив за сказанное выволочку, тем глубже докапываться до существа дела.
Итак, равно философия и поэзия суть обширнейшие континенты, изобилующие разнообразной флорой и фауной, посему прямому сопоставлению и размежеванию не подлежат. Вот и Поэт сказал:
Так на страницах философской прозы
Порою заблестит влюбленный стих.

Остуженный в своей дерзости, не буду и сейчас пытаться дать однозначный ответ, но выскажу кое-какие догадки.
Если философию заменить на методологию, дело будет несколько яснее.  Антропологический нерв методологии, на мой взгляд, состоит в предельной степени сознательности, рефлексивности, самоотчетности. То же относится и к философии, какой она себя стала сознавать с Сократа и особенно с Аристотеля. Тогда как поэзия (если брать в рассмотрение как бы "чистую эссенцию" поэтического) все-таки предполагает высокую меру безотчетности, медиумичности. "Муза диктующая", "поэзия должна быть глуповата" - про это.
Философия стремится к ясности, поэзия - к тайне, "не поддающейся пересказу". (Прочту Ницше, сошлюсь еще и на Диониса с Аполлоном).
Вот это различие направленностей, пафосов я и хочу удержать.
И сам же себя тотчас начинаю "опровергать".
И внутри поэзии, и внутри философии есть как бы противотоки. Наряду с "поэзией тайны" есть стремление к "прекрасной ясности" и "неслыханной простоте", есть прекрасные "риторические" стихи и т.д. И философов, бывает, влечет к "непостижимому и невыразимому" - тогда они впадают в "высокое косноязычие", даже если пишут прозой.
С кем этого точно не бывает, так это с методологами. Те из них, кто соблазняется стихоплетством, рождают, на мой вкус, лишь рифмованные сентенции. Собственно, недавнее впечатление такого рода и послужило толчком для моих размышлений.