March 14th, 2017

просыпаюсь лицо

Что такое категории и откуда они берутся

Сначала о категориях по Г.П.Щедровицкому (я уже писал об этом, но сейчас поподробнее):

«Характеристики типов объективного содержания мысленного знания, определяемые относительно мыслительной деятельности, мы называем категориальными характеристиками знания, или категориями» (1958).
«Категория определяет способ, каким мы видим и изображаем объекты. <…> Одним из примеров подобных категориальных представлений объекта являются широко распространенные сейчас теоретико-множественные представления. Другим категориальным представлением, особенно интенсивно развиваемым в последнее время, является системно-структурное представление объектов. Если мы пользуемся категорией системы и структуры, то мы должны представлять объект — любой объект, с которым мы имеем дело, — как систему и структуру» (1958).
«Главное здесь не то, что они самые общие и находятся на верху пирамиды, а то, что это понятия, организующие человеческое мышление и деятельность» (1988).

Последняя цитата – против расхожего представления, что категории – это просто понятия наибольшей степени общности. ГП обыгрывает здесь ленинское определение, входившее в советский философский канон (категории суть наиболее общие, высшие понятия, организующие человеческую мысль), переставляя в нем акцент с общности на организацию мышления.
Согласно двум другим цитатам, с помощью категорий мы выделяем и представляем в мышлении – в соответствии со своими мыслительными и мыследеятельностными задачами – определенные типы объектов.
И про то, как категории это делают:

«Категории представляют собой структуры из связей (или отношений) соответствия, организующих в единой целое: 1) схемы объектов, 2) процедуры мышления или мыследействования, 3) знаковые формы и 4) понятия. <…>
Среди понятий, принадлежащих каждой категории, есть так называемое категориальное понятие, знаковая форма которого дает имя всей категории. В этом смысле мы говорим обычно о категориях вещи и свойства, единого и многого, отношения и связи, процесса и материала, структуры и системы и т.д. и т.п.
Между всеми четырьмя элементами категориальной структуры существуют отношения рефлексивного взаимоотображения, за счет которых каждый элемент несет в себе смысл и содержание других» (1984).

Т.е. представляя объект с помощью категории, системно, мы составляем 1) типовое схематическое изображение, 2) описываем процедуры оперирования (мыслительного и деятельного) с объектами этого типа, выбираем или создаем необходимые знаковые формы (термины, символы, схемы) и, наконец, регистрируем понятийный состав категории – понятия, с помощью которых такие объекты мыслятся. Например, для категории системы это будут 1) 4-слойная схема (процесс, структура, морфология, материал), 2) процедуры анализа, синтеза, организации и управления и др., 3) – 4) соответствующие понятия и термины (см. выше), с понятием «система» в качестве категориального.

А вот теперь вопрос круцис – откуда берутся категории? «Категориальная организация мышления … воспроизводит опыт деятельностного освоения реальности и является его концентрированным выражением» (А.А.Пископпель, из нашей «Электронной библиотеки ММК»). Хорошо, но откуда каждому надумавшему помыслить этот опыт взять? У философов прошлого. А они откуда? Похоже, что Гартман как раз и демонстрирует (в отношении ценностей, но разницы в этом отношении нет) то, как это делается. Этим и интересен.
сплю

Гартман о месте благ в царстве ценностей

Как мы помним, сверхзадача Гартмана – составить, хотя бы в приближении, таблицу всех этических ценностей. «Таблица» – это не просто перечень, а организованность, поэтому он и занимался так долго расчерчиванием линий связи и разделения. Потом перешел к базовым, «содержательно обуславливающим» ценностям, сначала внутренним (жизнь, сознание, свобода и т.д.), а вот теперь к т.наз. благам.
Благо – это ценная вещь или ситуация, т.е. возможный или действительный ценный результат наших действий.

«У древних преобладало мнение, что этические ценности вообще сводятся к таблице благ. Отсюда включение в разряд благ «добродетели» — как «высшего блага». Такое воззрение оставляет немного места особому характеру ценностей актов. Тем не менее, в популярной морали оно сохранилось и в некоторых теориях Нового времени (например, в учении о нравах Шлейермахера) получило новое обоснование. Кантовская этика долга представляет противоположную крайность; и кто согласен с Кантом, что только умонастроение и воля могут быть добром или злом, тот с самого начала склонен учение о благах вообще отделять
от этики».

Т.е. по Канту нравственное действие вообще не для чего, никак не связано с его результатом, «ангельская», я бы сказал, позиция. Противоположная позиция – всякую ценность рассматривать как благо, т.е. как приобретение, в первозданном смысле ценности как товара, имеющего цену. Гартман – человек середины.

Collapse )
Это важнейший из найденных Гартманом принципов, определяющих соотношение разных групп ценностей: базовость, обуславливающая сила противостоит высоте.
Напрашивается схематически изобразить эти два расходящихся ряда:



Collapse )