February 19th, 2017

Веселая наука

Спиноза сказал, что стрела и т.д. и т.п., в общем, наша свобода - иллюзия.
А вчера на ночь я почитал "Веселую науку" Ф.Ницше. Впечатлениями делиться рано - не вчитался (стихи, впрочем, точно не нравятся, но, может, это Свасьян-переводчик).
Но вот, что вычитал (на фоне затяжного чтения "Этики" Гартмана, заметьте). Эй, человек, все твои стремления, колебания, угрызения, этики - пустое. "Род" всегда берет своё, что "доброе", что "злое", всё работает на его сохранение.
И вдруг - я себе это представил.
От каждой точки моего тела как бы тянется невидимая нить, как у марионетки. Все схвачено. Никакого шанса "11-му тезису о Фейербахе", невозможно никакое действие, хоть что-то, хоть на самую малость изменяющее в неуклонном движении РОДА (природы, бытия). Свободно только сознание, восприятие, чувство, сами по себе бессильные, могущие только регистрировать происходящее и относиться к нему.
Но как же? А если я захочу - ну, скажем, поднять руку и что-нибудь передвинуть, то ведь я по опыту (многократному!) знаю, что по большей части и сделаю... Э... есть объяснение. Это иллюзия, что я сначала захотел, а потом сделал. На самом-то деле, первым начинается (действием нитей, натягиваемых Родом) движение моей руки, там где-то, в глубине мышечной ткани. И тотчас вослед этому мое сознание начинает "хотеть" - так по привычке воспринимается мною покорная регистрация сознанием того, что со мной делается.
А мне, зрителю этого театра марионеток, остается свобода радоваться или печалиться.
аква 1

Почему Гартман?



Что это я так привязался к нему? Ну, одна причина на поверхности - прямая связь с темой идеала: идеалы, ценности, это все рядом. Но не только.
Меня завораживает способ его работы, вот это медленное, растянутое на 700 страниц рассуждение. Рассуждение-всматривание в Феномен. Неторопливая тщательность. Она и на меня оказывает седативное, собирающее действие. Хорошо.
Так что продолжу, почти полпути пройдено.
сплю

Гартман об иерархии ценностей

Напрашивается мысль, что ценности как-то связаны, соотносимы и различаются по рангу - как-то это заложено в саму идею ценности: иерархия (Rangordnung). Но как, по каким признакам это различие по высоте - или, напротив, равенство - определить?
Из пяти признаков, предложенных Шелером, четыре (надвременность, неделимость, фундированность и аксиологическая абсолютность) он отставляет в сторону, как общие целому классу ценностей и потому не интересные с точки зрения выстраивания иерархии. Остается один - по глубине и качеству отклика в нравственном чувстве, в частности, по глубине удовлетворения, доставляемого их реализацией.

Collapse )

Это - о качественном различии ответов (Гартман ссылается на другого феноменолога, Дитриха фон Гильденбрандта). По высоте ценности (добродетели) первым стал выстраивать Аристотель ("Никомахова этика") - например:

Collapse )
Аристотель дает метод ранжирования:

Collapse )
И - вершина рассуждения, то ради чего оно предпринято:

Совместная данность пусть даже фрагментарно видимого отношения высот во всяком, даже наивнейшем ценностном видении доказывает, что существует жесткая, всеобщая иерархия, которая неотделима от сущности ценностей и обладает тем же способом бытия, что и они, тем же идеальным в-себе-бытием. Человек изменить эту иерархию так же не в силах, как не в его силах отказать схваченной ценности в ценностном характере.

Шелер, первым обосновавший этот вывод, использовал в качестве ключевого понятие предпочтения (Vorzugsgesetze):

Collapse )