January 3rd, 2017

просыпаюсь лицо

Про идеал (18): так с чего же начать?

И так пытался подойти, и эдак. Привез с дачи оставшуюся от покойного тестя целую библиотечку утопистов и несколько марксистских книжек. Но недосуг мне в это зарываться, и есть чувство, что проблема здесь не в исторической эмпирии - в общих чертах она известна, а детали, ежели понадобится, можно уточнять по ходу.
Вот тут я и набрел на несколько для меня самого неожиданный ход: сместить для начала тему и начать не с коммунистического идеала, а с гуманистического, в такой его на века отлитой форме, как «Свобода, равенство, братство». Публично первым эти слова произнес Робеспьер (хотя вроде бы взяты они из масонского лексикона). Ну и дальше все "Декларации", начиная с французской ("прав человека и гражданина") и кончая ООНовскими, это все "вариации на тему".
Сейчас к этой триаде принято относиться иронически – всего лишь слова, не имеющие никакого определенного содержания, которые всяк может понимать по-своему. В какой-то мере с этим можно согласиться, но ведь этого и следует ожидать, когда речь идет об идеале.  Между тем, при всей размытости смыслового поля, стоящего за этими словами, ценность свободы отчетливо противостоит рабству, ценность равенства привилегиям, а ценность братства – вражде и ненависти.
Мне показалось удобным взять именно эти три слова в качестве отправной точки, потому что на первый взгляд кажется очевидным, что
1) Все три названных ценности восходят к христианству – сложными, извилистыми путями, через ереси и секты, но до Революции был донесен «огонек», зажженный от Евангелия и первохристианского одушевления.
2) Все последующие идеалы и проекты в рамках европейского гуманизма (либеральные, социалистические-коммунистические) представляют собой его конкурирующие интерпретации.
Итак, этот мой заход состоит в том, чтобы проследить, как и в силу каких причин эти три ценности по отдельности и в связке трансформировались в коммунистический и конкурирующие с ним идеалы, и как все эти перипетии соотносились, перекликались с христианством.