December 24th, 2016

разорву!

коммунистический идеал и его отблески в "реальном коммунизме"

Картинка вроде бы складывается – kaktus помог, напомнив о главной идее утопистов.  Набросаю «пунктиром».

Освобожденный труд – вот центральная точка, вокруг которой лепится все остальное. После Маркса освобождение стало пониматься как, прежде всего, освобождение от эксплуатации, но первичным-то является освобождение от корысти, от озабоченности материальными благами и их накоплением – чисто христианская идея («Не заботьтесь о завтрашнем дне…», «Не собирайте сокровищ на земле…»). Освобождение для творчества, для труда не того, на который Адам обречен после грехопадения, а свободного, творческого и радостного.

Бескорыстие каждого делает бескорыстными и отношения между людьми, как в хорошей семье и как в первохристианской общине: каждый вносит то, что может, и каждому уделяется по его потребностям («от каждого по способностям, каждому по потребностям»).
Философы – Гегель, Маркс и далее – додумали это с помощью категории «отчуждения», которое должно исчезнуть – отчуждение от работника результатов его труда, отчуждение между людьми, отчуждение институтов управления от людей.

Уже некоторые утописты (Сен-Симон) увидели здесь сходство с некоторыми сторонами феодального средневековья, которые разрушил капитализм. Ремесленник был в большей мере творцом, чем промышленный рабочий – он не "выполнял операции", а делал вещь, причем делал ее для конкретного заказчика; процесс труда и отношения в нем были персонализированными.
Полное освобождение от забот о хлебе было доступно немногим. Сложилось два таких свободных класса – феодалы и монахи. В среде феодалов сформировался рыцарский идеал благородства, они же были и поэтами. Монахи были учеными, философами и поэтами. А были еще и рыцари-монахи. Все это – аристократия в противоположность презренным торгашам, дельцам и ростовщикам, взявшим верх с развитием капитализма. Можно сказать, что и коммунистический идеал аристократичен.

В этом месте легко представить вопль возмущения: какое все это отношение имеет к реальному коммунизму – в нашей «бедной России» (в кавычках тэг одного из блоггеров) и в странах, последовавших ее примеру?
Я специально разъяснял, что идеалы должны осмысляться и обсуждаться отдельно от конкретных программ и реализаций. Это не значит, что они никак не связаны, только связи эти – опосредованные и могут быть очень сложными. Я в своем «пунктирном» очерке не стану обсуждать перипетии революции, гражданской войны, индустриализации и коллективизации – это темы серьезного исторического исследования. Но вот некоторые черты коммунистического идеала в «реальном коммунизме», при котором я лично жил, хочу напомнить.

Эти черты стоит высматривать не столько в организации жизни страны в целом – там все это было испохаблено идеологической ложью, сколько локально, в том, как мы жили в маленьких коллективах – дружеских, рабочих, семейных. И еще в искусстве.

Во-первых, у людей не было стремления (впрочем, и возможности) к росту потребления и, соответственно, обогащению. Конечно, никто не был против того, чтобы больше зарабатывать и богаче жить, но больше трудиться, «вкалывать» ради этого не хотелось. Ценилась свобода от забот о хлебе и даваемые этой свободой возможности общения и творчества. В разных формах и на разных уровнях – от задушевных разговоров в пивной до семинаров ММК с их «этикой незаинтересованного служения» истине (О.Генисаретский).

Во-вторых, в ту пору (вспомните кто тогда жил) было нормой «не считаться». Поили-кормили, когда была возможность, без расчета на возмещение. Прийти в гости, даже без предупреждения, даже ночью, было в порядке вещей. Кто-нибудь слышал тогда о «брачных контрактах»? Разумеется, и тогда были исключения, и сейчас это не исчезло, но все же. В каком-то смысле тогда это было нормальней, естественней.

Очень любопытны наблюдения над советским искусством, которые делает Галина Иванкина (в жж zina_korzina. Получается, что советское искусство воспитывало, что-то вроде «массового аристократизма»: бескорыстие и презрение к жлобству, благородные отношения между людьми, вдохновенное творчество, рыцарское служение идеалам… И  плевать, что это был не реализм, «социалистический реализм», т.е. мифотворчество. Это впитывалось и несомненно отпечатывалось на людях. Правда, наблюдения за современностью вроде бы убеждают, что коммунистическое воспитание оказалось нестойким. Но кто его знает…

А.А.Зиновьев, книгу о котором я только что закончил читать, нарисовал свою картину «реального коммунизма», вполне нелицеприятную, иногда очень злую. Но пришел в конечном счете к выводу, что этот строй органичен для русских. Может быть, он и прав.

Родня Гегелю

"Жена кресьянина, как к родной, относится к своей корове - Смолке, Пеструшке и т.д. ... Вот и философу точно так же близки движение, бесконечность, познание, законы природы и т.д. И то, что фермерше ее покойный брат или дядя, такими же родственниками для философа оказываются Платон, Спиноза и другие. Эти столь же реальны, сколь те, разве что эти - на века".
старый гляжу

Юрий Громыко - подумать

Короче, извращённый мир якобы сложившегося нового разделения труда, который Россия пыталась угадать последних пять лет за счёт форсайтов, будет рушиться со страшной силой. Широко прокламируемая системная инженерия окажется бессистемной, поскольку у неё отсутствует верхний этаж — замыкание денег, власти (и гражданской и военной) и инфраструктурных технологий в том числе друг на друга.
Мы возвращаемся на новом витке в страшный мир гоббсианства. к многополярному, не стянутому в интегративное целое, миру с войной всех против всех со стороны своеокорыстных групп и этноконфессиональных общностей, полуразрушенных и выдернутых из мирного странового целого.

Отказываясь от монополярной власти, Америка формирует за собой «хаос оставленных территорий», где не стал ещё складываться новый миропорядок.
...
Фактически. с философской точки зрения мы находится в окружении и интегративном действии всё тех же самых философских систем, которые сформировали программу современности. Модерн с большой буквы. И Россия является продолжателем проекта Модерн. И цивилизационная идентичность России — это идентичность модерна. С одной стороны, перед нами развёртывается гоббсовский проект войны всех против всех и необходимостью создать на основе однополярной власти США мировое правительство, что и пыталась довершить Клинтон и её группы. С другой стороны, есть декартовский проект развития самосознания и трансляции религиозных духовных ценностей по индивидуальным трассам. С третьей стороны, есть лейбницианский проекта интеграции знаний и расширения границ познания, а также проектов, реализующих правительствами разных стран. С четвёртой стороны есть локковский проект самоорганизации индивида, формирования частной собственности. И, наконец, есть проект спинозистский с разделением религии откровения и философско-интеллектуальной работы, коллективистским прорывом к новому способу производства.
...
Основная задача программы развития состоит в том, чтобы поставить наиболее острые цивилизационные и управленческие проблемы. Постановка этих проблем и проектирование их решения превращает страну в мировой цивилизационный центр. И только подобного типа проблемы имеют значение и смысл. То — есть. это проблемы мирового горизонта действия, а не какие-то доморощенно специфические русские сложности или вопросы, которые намечаются для того, чтобы их не только не решать, но и не обдумывать. Постановка проблема полностью отличается от пиара и от политтехнологического шоу для будораженья публики.
...
Очень важен стратегический вектор. Стратегический вектор для России сегодня, конечно, не постиндустриализм, и даже не неоиндустриализм сам по себе, а новая инфраструктурная революция, как заказ и на неоиндустриализм и частично-цифровую экономику. И главное, на новый антропный обществизм, новую общественную идеологию развития общества в целом, отдельных профессиональных групп, личности.
...
Нам нужна идеология утверждения справедливости на планете и прорывная программа развития инфраструктур. И это не две части целого, но единая целостная программа.

сплю

для-себя-бытие, или истинно бесконечное

Схематически это очень просто: нечто отрицает себя в ином, становясь конечным, а следующим отрицанием переходит не к другому иному  и т.д. (дурная бесконечность), а отрицанием отрицания возвращается к себе, снимая в себе иное. Схемка Власова мало что поясняет, но выполняет мнемоническую роль:



Лучше всего это понять, вспомнив, что речь все время идет о мире мышления, обратившись к сознанию:

"Сознание уже как таковое содержит в себе определение для-себя-бытия, так как оно представляет себе тот предмет, который оно ощущает, созерцает, т. е. имеет его содержание внутри себя, каковое содержание, таким образом, дано как идеальное; в самом своем созерцании и вообще в своей переплетенности со своим отрицательным, с другим, оно находится у самого себя. Для-себя-бытие есть полемическое, отрицательное отношение к ограничивающему иному и через это отрицание последнего — рефлектированность в себя, хотя наряду с этим возвращением сознания в себя и идеальностью предмета еще сохранилась также и его реальность, так как он вместе с тем знаем как некое внешнее наличное бытие. Сознание есть, таким образом, являющееся или, иначе говоря, есть дуализм, заключающийся в том, что оно, с одной стороны, знает о некотором ином, внешнем для него предмете, а с другой стороны, есть для себя, имеет этот предмет в себе идеальным, находится не только у этого иного, но в нем находится и у самого себя. Напротив, самосознание есть для-себя-бытие как исполненное и положенное; вышеуказанная сторона соотношения с некоторым иным, с внешним предметом устранена".

аква 2

Achtung!

В моем жж в районе 20-00 появилось сразу три идиотских перепоста политического характера. Я бы и не заметил, если бы не получил на почту изумленно-возмущенный коммент. Уничтожил эти посты. Тех, кто успел их прочитать, прошу со мной не связывать.
Но что это? Как защитить себя от повторения? Есть ли кому пожаловаться?