August 4th, 2016

просыпаюсь лицо

адаптироваться к миру или его изменять

Из обсуждения доклада Г.П.Щедровицкого "Люди и вещи". Он о дизайне, но вместо дизайна можно подставить любую деятельность.

Я убежден, что от дизайна никто ничего не хочет и хотеть не может, Говорить можно только о том, что хотят навязывать миру дизайнеры. Это очень соответствует моему представлению об уравновешенности социальной системы. Я думаю, что деятельность дизайнера есть не уравновешивание систем, не заполнение сложившихся разрывов, а создание таких разрывов и неуравновешенности социальной системы. …

Тут мы переходим к совершенно другой идеологии. Тогда оказывается, что любое навязывание идеалов … есть всегда нарушение равновесия, создание неравновесности системы, перспективы будущих разрывов. В этом смысле такая деятельность всегда должна караться. И с этой точки зрения и надо рассматривать дизайнерскую деятельность.

Человек может находиться в отношении к социальной структуре, в которой он живет, в двух принципиально различных позициях. Он может стремиться познавать эту социальную структуру, найти в ней некоторые законы и механизмы для того, чтобы изменить свое собственное поведение, приспособиться к этим социальным структурам, к действующим в ней законам и механизмам и таким образом обеспечить себя от проигрыша, и соответственно, обеспечить максимальный выигрыш относительно других индивидов. Но этот самый человек может встать в совершенно иную позицию по отношению к социальному целому, в котором он живет. Он может считать, что не он не соответствует этому социальному целому и должен менять свое поведение, а наоборот, оно не соответствует его поведению или его деятельности, точнее его идеалам, и поэтому должно быть изменено и перестроено. Различие этих двух позиций приводит к выделению двух принципиально различных типов предметов научного изучения. Этим двум позициям соответствуют два совершенно разных метода изучения, имеющих исключительное значение для педагогической психологии и педагогики. Первому подходу со ответствует исторический метод изучения явлений, второму типологический метод изучения. Здесь нужно добавить, что исторический метод более или менее развит, во всяком случае, его основные компоненты — основная методика более или менее разработаны, тогда как типологический метод –только-только становящийся. Все разговоры о структурно-системных исследованиях есть одно из проявлений становления и формирования типологического метода. Типологический метод есть всегда метод структурно-системного исследования. Функциональное определение этого метода таково: это метод изучения и описания каких-то структур, обеспечивающих их преобразование или изменение в соответствии с теми или иными целями. Это — чисто функциональное определение типологического метода, точнее, его назначение.

Генисаретский. [Но можно было бы сформулировать другое противопоставление, адаптации к обществу] можно было бы противопоставить управление социумом со стороны человека. Тогда перестройка структуры будет одной из форм такого кардинального управления.

Щедровицкий. … Я задал индивида и сказал, что индивид может иметь две различных (обратите внимание на слово, которое я употребил здесь) установки: 1) установка на приспособление к социальной структуре, 2) установка на изменение этой структуры, т.е. на изменение окружающей его среды. То, что предлагает Олег — приспособлению, говорит он, надо было бы противопоставлять управление этой средой. Такое изменение моего противопоставления предполагает переход в другие позиции, предполагает позицию стороннего наблюдателя, рассматривающего социальное целое и индивида в нем. …
Мне здесь важно выделить, что при первой прагматической установке объект, с которым имеет дело индивид и который становится объектом изучения, рассматривается как обладающий естественными законами жизни и развития, как некоторое естественное явление, естественный процесс. …Индивид должен выделить этот закон, для того, чтобы сообразить с ним свое поведение и свою деятельность. Если он такой закон выделил, то он всегда — и в этом смысл понятия закона — понятие закона использует для прогнозирования будущего. Он потому и потому естественный, что дает возможность прогнозировать. Во втором случае этот объект рассматривается как объект деятельности индивида, как то, что он будет преобразовать, будет и может преобразовать из одного вида в другой. Теперь, по-моему, нетрудно заметить неправомерность того уточнения, которое предлагал Олег, неправомерность для этого этапа, потому что я пока ввожу это противопоставление как противопоставление того естественно протекающего процесса, который не зависит от деятельности индивида, и той деятельности, которая может не считаться с естественным материалом преобразуемого объекта. Мы пользуемся здесь абстракцией, что любое преобразование, которое хочет провести индивид и которое он проводит, действительно может пройти. Ясно, что это не соответствует нашей реальной деятельности, с которой мы обычно имеем дело, потому что в ней индивид производит преобразования и хочет производить те преобразования, которые сообразуются с естественными возможностями объекта. Но я пока совершенно сознательно и, как мне кажется, правильно этот момент устраняю и ввожу два полярных случая. Второй, когда объект может преобразовываться произвольным образом, безотносительно к сопротивлению его материала.

Генисаретский. Вы пользуетесь абстракцией такой интенсивной структуры, которая не может изменяться интенсивно. Изменение моего поведения не предполагает изменение моей собственной структуры. Я могу изменить некоторые параметры своего поведения и тем самым адаптироваться. То же самое я могу сказать про структуру социума, я могу изменить некоторые его параметры, а структура при этом сохраняется как некоторая система функциональных связей. …А вы сразу говорите о материале, т.е. переходите к совершенно другому типу.

Щедровицкий. Я не могу с этим согласиться. Дело в том, что мне сейчас не важны все различения: структура, параметры и т.д. Я говорю просто о тех изменениях, которые я могу произвести в этом социальном целом. Какие они — структурные или параметрические — меня это не интересует. И поэтому мне, когда я сейчас говорю о материале, то я имею в виду все … вот это целое как не структурированное, я его все рассматриваю как некоторую материю, не различаю связи, материальные элементы и т.д. …
Я выделил познавательное отношение и внутри этого познавательного отношения я различил две возможности. Первая: индивид глядит на объект как обладающий естественным процессом – естественным значит независимым от его деятельности, таким, что он не может его менять. И вторая – когда он видит некоторую вещь, скажем магнитофон, карандаш, и он преобразует их так, как он хочет: захотел — сломал, захотел — починил. Вот это различение и есть одна из составляющих различения естественного и искусственного.