July 20th, 2016

просыпаюсь лицо

еще о готовности к пониманию

Мое непонимание ситуации с притчами упиралось в то, что непонятен был смысл говорения притч без пояснения "неразумеющим" и их объяснение "разумеющим" - прямо против обыденной логики. Ссылки на уровни понимания и интерпретации - будь то святоотеческие или каббалистические - ничего не поясняли.
Спасибо  trita. Я хоть и не слишком жалую эту физикалистскую терминологию - "вибрации" и т.д., - но здесь она оказалась очень пособляющей, акцентируя внерациональность первого отклика на встречу с Христом.
Разгадка в том, как пошли за Иисусом апостолы, поверив Ему - до сознательного разумения. Тогда притчи - аналог "Следуй за Мной" (Мф. 9:9).
старый усмехаюсь

Начинаю выплачивать долг

Есть в моем архиве материал, судьбу которого я до сего момента никак не мог решить – записи моих разговоров с людьми, знавшими Евгения Львовича Шифферса. Разговоров таких было около сотни. Искать собеседников-свидетелей я, завороженный этой необычайной жизнью, начал, когда готовил к изданию книгу переписки Олега Генисаретского и Давида Зильбермана – «О возможности философии» (Шифферс был старшим другом и собеседником обоих), и продолжал встречаться и расспрашивать все время работы над изданием текстов самого Шифферса и даже позже. Задумывал сделать из этих разговоров и своих попутных наблюдений и мыслей книгу, вроде «путевого дневника» – «В поисках Шифферса».
Ничего из этой затеи не получилось и, теперь я уже знаю это точно, не получится. Ошибка, ложь была в самом замысле: «найти», т.е. понять, другого человека, собирая о нем сведения. Я на этом направлении сделал все мыслимое: все прочитал, не исключая дневников, писем, черновиков и маргиналий на книгах. Помесячно, а иногда и поденно восстановил события его жизни. Всех, кого застал в живых, расспросил. Но это в лучшем случае подспорье (а в чем-то, возможно, и помеха), тому, что можно назвать пониманием.
Понимание, как я мыслю об этом сейчас, возможно только между людьми, делающими общее дело – в границах пространства этого дела. Такое может быть и посмертно, локально, если удастся подхватить и хоть немного продолжить дело умершего. Можно надеяться и пытаться…
Большее – понять человека целиком, т.е., фактически, присвоить его, сделать частью себя – и вовсе бессмысленная, невыполнимая (к счастью) задача. Не что-нибудь ли вроде этого я хотел доискаться? Забудем об этом.
Но в собранном много действительно важного и похерить это жалко. Я принял решение начать размещать эти записи разговоров в этом, некогда открытом мною вместе с m_ignatieva живом журнале elshiffers.livejournal.com. Не всё, далеко не всё. В первую очередь это будут беседы с людьми, близкими с Е.Л., любившими его и думавшими о нем; они были очень интересны мне самому и, уверен, будут интересны другим. Другая часть – это воспоминания людей, котрые оказались вблизи – по работе или свободному общению – на каком-то отрезке жизни Шифферса, более или менее долгом. Эти разговоры не стоят того, чтобы публиковать их целиком, из них буду приводить фрагменты. Начинаю прямо сейчас – читайте.