June 29th, 2016

радуюсь лицо

in plain words

О.И.Генисаретский. Антропология как методология (доклад на семинаре ММК, 1974).

И вот уже, высказав все основное методологическое содержание, Олег Игоревич переходит на "простые слова" о том, почему и ради чего он это затеял..Напомнив об "изначальной критической направленности", он продолжает:

... хотя в некотором смысле эта интенция, может быть, и утрачена, но она через все методологические опосредования всегда имеет место, и более того, аппарат методологии, имеющий дело с мышлением, сделал эту установку, хотя бы в принципе, универсальной. Но далее речь пошла о том, что Б.В.Сазонов, а вслед за ним и вы назвали методологическим способом существования. Поскольку не вычленен личностный канал трансляции в качестве проблемы и такой концепт, как личность, такой идеальный предмет или система идеальных предметов в методологическое оперирование не включены, постольку происходит вполне естественное отождествление предполагаемого концептуального понимания личности с ее естественной данностью – т.е. с непосредственной практикой. И следствием этого является как раз измена критической установке – особого рода. Ибо критика всегда выступает в качестве внешней критики: может критиковаться среда, способ коммуникации, внешняя точка зрения, но нет и не может быть никакого основания для критического устранения предметно-эмпирической личности из методологического процесса. В силу того, что она не в оспособленной форме – она в отождествленной форме, а как отождествленная она не поддается рефлексии, она дана как достоверная. И вот получается, что в методологической работе помимо чисто интеллектуального содержания, присутствуют в значительной и, на мой взгляд, слишком большой мере те содержания, которые просто проецируются из естественно-предметной и неотрефлектированной личности методологов.
Щедровицкий. Если то, как ты все это представил, справедливо. Ибо твоя критика есть продолжение твоего позитивного представления.
Генисаретский. Ничего подобного. Моя критика – это и есть то, почему мы вообще заговорили об этой теме. Когда вы предложили сделать это сообщение, имея в виду, что я когда-то критиковал методологию, мы вспомнили тот разговор, в котором с моей стороны уже была эта критика методологии, но еще не было этих теоретических представлений.
Щедровицкий. Это шло в другом русле, с точки зрения возможности воспроизводства человеческой личности в данных социальных условиях.
Генисаретский. И я утверждал, что в данных социальных условиях методология является неэффективным каналом воспроизводства человеческого материала, поскольку какими бы мощными средствами вы ни нормировали мышление для воспроизводства, раз вы не задеваете канала личной трансляции – а по нему идут шумы, – человеческий материал не будет воспроизводиться, ибо есть совершенно особый личностный канал, где это уже происходит по-другому и на других основаниях. Можно сконструировать сколь угодно мощную методологическую машину, но как только она погрузится на этот материал, так ее разберут, как луноход у Лема – придут местные пьяницы и разберут на детали для самогонного аппарата.
Обо всем этом можно говорить на публицистическом языке и двигаться обратно, начиная с личности.

Тут простец во мне голосит: "Что ж ты сразу же не сказал это так же, попросту?!". Ответ не замедлил:

Но зная извечную невосприимчивость ряда аудиторов в этой аудитории, – ибо всегда есть возможность защититься с помощью ряда презумпций антипсихологизма, интерперсонализма, антииндивидуализма, – я избрал обратный путь.

радуюсь лицо

(no subject)

Дело идет к концу.

Щедровицкий. Тут происходят странные вещи. Вроде бы мы понимаем друг друга и даже согласны друг с другом, но я иначе произвожу центрацию, и поэтому у меня все акценты иначе расставлены, и тогда мы с тобой расходимся в оценке.
Генисаретский. В негативной части оценки мы не расходимся. Когда ты об этом говоришь в методологическом опосредовании, я с тобой согласен. Но у меня еще есть практическая критика того, что в прошлый раз называлось методологическим способом существования. Этот способ таков, что он эксплуатирует неорганизованную личную трансляцию, которая здесь, в кружке все дело портит, а не там, в профессии.
Щедровицкий. С этим я не могу согласиться. Я должен представить дело иначе. Я должен представить дело так, что неорганизованный канал воспроизведения личности эксплуатирует методологическое мышление и его портит.
Генисаретский. Так я об этом и говорю. Именно неорганизованный канал воспроизведения личности, который просто наличествует вместе с 70-80 килограммами тела, портит все мышление – в большом смысле, и все прочие каналы. Но только при этом ты показываешь в одну сторону, а я – в противоположную.
Щедровицкий. Теперь все четко.
Генисаретский. Поскольку я исхожу из оспособленного представления о канале личной трансляции, и с этой точки зрения вижу здесь личности-факты, а не личности-конструкты… А ты выступаешь от всевидящего ока методологического мышления, для которого факт непроработанности проблемы есть объяснение. Это твое объяснение опосредовано твоей личной интуицией…
Щедровицкий. Моим личным отношением.
Генисаретский. А отношение – не осмысление. Оно от тебя как личности только через самосознание…
Щедровицкий. Нет, потому что у меня личность занимает другое место, чем у тебя.
Генисаретский. «У тебя» – не в теории, а под этим костюмом.
Щедровицкий. А у меня под костюмом происходит то же, что у меня в теории.
Генисаретский. Это всем так казалось. Но для этого существует ирония истории, превращенные формы и прочее. Всем так кажется, а все оказывается наоборот.
Щедровицкий. Нет, все так и оказывается.
Генисаретский. Ни в коем случае. Но моя цель в данном случае состоит в очень простом. Та проекция цели, которая спроецирована в методологическое мышление, состоит в том, чтобы конструировать точку зрения, на которой проблематика личности по своему строю тождественна методологической проблематике в узком смысле.
Щедровицкий. С этим я готов согласиться, с такой формулировкой. И туда можно распространить приемы, методы и способы методологического мышления.
Генисаретский. Не в этом смысле, наоборот. Есть методология проблематики: можно заняться методологией исследований и разработок в области теории и практики личности. Это будет тот стандартный ход, который всегда проделывается: пришли в проектирование – будем заниматься методологией проектирования, пришли в педагогику – будем заниматься методологией педагогики. Есть и такой ход – от предметного аппарата методологии. Можно взять просто корпус предметов методологии и сказать: уважаемые персонологи, вы просто не знакомы с корпусом методологических понятий и средств, и поэтому у вас так плохо обстоят дела, а чтобы построить ваш предмет, вам надо ознакомиться, применить…
Щедровицкий. Ты зациклился вот в каком смысле. Ты повторяешь тезис, который ты повторял в позапрошлый раз, в прошлый раз – и я каждый раз его отвергаю
Генисаретский. Какой?
Щедровицкий. Вот этот последний. Ты это трактуешь как картинку того, что мы делаем.
Генисаретский. Ничего подобного, меня вы в этом смысле вообще не интересуете, ибо вы этого не делаете. Вы проблематикой, которую я сегодня обсуждал применительно к личности, вообще не занимаетесь.
Есть разные люди, с разным методологическим разумом. У кого сознание… сознание, оестествленное на личности, по-разному присутствует. У одних она более статуарна, у других – аморфна, у третьих, которые временами сюда заходят, она просто темна. Это – факты, и есть фактическая ориентация, когда себе выбирают сторонников, соратников, учеников и т.д. Это все факты из истории кружка. И в качестве фактов они нам могут быть лично интересны, но они не составляют проблемы. А проблематикой личности в плане практической организации этого канала трансляции, с моей точки зрения, вы вообще не занимаетесь. И для этого нет никаких средств. С другой стороны, я знаю другие кружки и другие традиции, где занимаются только этим, и где для этого есть всякие рафинированные результаты, и т.д. Но в силу известного вам интеллектуализма… это все слабовато в отношении интеллектуального аппарата, не в плане интеллектуального обеспечения, а в том плане, что организация этого канала вообще не созначается с другими каналами, и основано все на предварительной редукции того, что я называл мышлением, а впредь можно называть интеллектом…
И у меня есть практическая задача организации воспроизводства в таком виде, где была бы взаимовоспроизводимость – такая методологическая рефлексия (т.е. мышление) которая бы обеспечивала соцелостность воспроизводств и взаимовоспроизводимость того, что воспроизводится в каналах. Но об этом можно говорить только на каком-то метакультурном языке. Для этого говорения вообще нет аудитории. Поэтому я методологам хотел бы рассказать про то, что такое практическая организация по личностному каналу, а там я буду рассказывать, что вот есть методология, и попрошу с этим ознакомиться.