March 26th, 2016

просыпаюсь лицо

свобода - это что?

Из большого, многодумного интервью Ю.Громыко Д.Куликову (половину пока прослушал) выхватил одну поразившую меня мысль. Детерминизм Спинозы (апостериори для поступка всегда отыщутся причины) есть отрицание псевдосвободы выбора, ставящее вопрос о свободе самотрансцедирования.

...

Ну, совсем не ко времени. Но вот вспомнилось.

Жизнь промчалась как киношка
Вся бессмысленно шумна...
Всё немного понарошку.
И однако жизнь - одна.

Я по жизни пролетаю
И, припав к ее лицу,
Бородою ометаю
На губах ее пыльцу.

И ничуть не напрягаясь,
Из полнейшей чепухи,
Ненароком я слагаю
Нарочитыя стихи.

аква 2

Лоуренс, Тютчев, картина конца

По совету приятеля взял у него читать «Семь столпов мудрости» Лоуренса Аравийского, книга была рекомендована как представляющая интерес антропологический, являющая замечательный тип человека. Не сразу вчитался, ибо по-английски, но сейчас пошло и, правда, интересно. В первых главах он пишет про арабов, людей пустыни – актуально. Стал было переводить даже, но лень и некогда, ограничусь небольшим кусочком. (В сети есть перевод, правда, плохой).
Это из третьей главы:

Collapse )
Они были подвижны как вода, и как вода они по всей видимости в конечном счете возобладают. С зарождения жизни, волна за волной они накатывали на берега плоти. Каждая из волн разбивалась о берег, но, подобно морю, уносила крупинку устоявшей перед нею скалы, и когда-нибудь, по прошествии веков, она сможет беспрепятственно прокатиться по тому месту, где некогда был материальный мир, и Бог явится над поверхностью этих вод.

Обращаю внимание на завершающее главу пророчество. Мне оно напомнило «Последний катаклизм»Тютчева:
Все зримое опять покроют воды
И Божий лик отобразится в них!

Лоуренс едва ли знал Тютчева. Оба черпали из Библии: «И Дух Божий носился над водами», прозревая в конце возвращение к началу.