July 29th, 2015

сплю

В СССР у Кургиняна, или ЦДД и РВС

Есть у нас с ними точка соприкосновения: неприятие политики уничтожения интернатов. Поэтому, получив предложение сотрудничать, я ответил идеей провести силами местных ячеек РВС (а они есть по всей России, там, куда нам не дотянуться) обследование ситуации с интернатами. Предварительно договорились. Вот я и поехал в Александровское, куда после съезда собрались на сессию активисты всех отделений РВС. Хорошая возможность обратиться прямо к будущим исполнителям этого замысла, объяснить им его и, так сказать, мотивировать.
Добрались:


Встретили нас радушно, покормили, поводили по территории, где в советское время была бумагоделательная фабрика - они собираются ее возрождать:
Collapse )

А потом мы вошли в огромное помещение вроде ангара, где совершается коллективная мыследеятельность - отчеты, лекции, инструктаж.
График у них там напряженный, мне предоставили 15 минут, после отчетов зарубежных ячеек (основная тема - защита российской политики на Украине). Кургинян по своему обыкновению, которое я наблюдал уже на съезде, все комментировал, попутно растолковывал "генеральную линию", завершая каждую свою интервенцию вопросом: "Я понятно говорю?".
По свидетельству моих спутников, я изложил суть дела вполне внятно и был аудиторией выслушан одобрительно. Но не тут-то было...
Только я закончил, как сидевший в первом ряду и мрачневший по ходу моей речи Кургинян, вонзив в меня взгляд, сказал: "Но вы понимаете, что ничего из того, что вы предлагаете, не будет?" "Это почему же?" - вопросил я. Кургинян поднялся на сцену и, обращаясь уже к залу, произнес наставление такого примерно смысла: условие нашего участия - вхождение в состав движения и подчинение генеральной линии... Помогать нивесть кому нивесть для чего мы (т.е. РВС и "Суть времени") не будем. Я еще некоторое время пободался (мои спутники увидели сходство с боем петухов), но силы были неравны - зал поаплодировал вождю.
Потом, правда, после примирительных, увещевательных речей Марии Мамиконян, пошла речь о том, что надо, мол, выяснить взаимные отношения, что вернемся к этому в Москве... Посмотрим. Сотрудничество в конкретном вопросе на равных - это можно, а подчиняться вам, г-н Кургинян, - это дудки!
старый усмехаюсь

о смысле диминутива в русской речи

Как-то давно уже один шумеролог пространно толковал в своем жж о том, что слово "столик", употребленное официантом ("вот за этот столик, пожалуйста"), и другие уменьшительные - проявление рабской психологии. В этой нашей поездке уменьшительные звучали на каждом шагу, чем севернее, тем чаще - в самых разных местах и применительно к самым разным предметам. "Вон за тем перекресточком" - полицейский на вопрос о нужном нам повороте. Ну не глупость ли видеть в этом заискивание? Скорее, добродушие и благожелательность, которые, и правда, в сравнении с ошалевшей Москвой, там, на Севере, повсеместны.