May 24th, 2015

старый усмехаюсь

судьба и выбор

Из Таниной педагогики.
Мы, рассказывает, когда в Ростов с детьми ездим (это с ансамблем детским, на фестивали), то всегда в сувенирных лавках безделушки из финифти каждому покупаются. Очень они это любят. Сначала жуткую возню устраивали: Я эту хочу! Нет, эту! и т.д. А потом я им предложила судьбу встречать. Кому что достанется - судьба. И так им это полюбилось. Берет с закрытыми глазами, откроет: Ой, а я такую именно и хотел! Или: У меня в прошлый раз такая же была, теперь две!
И еще одно место встречи с судьбой. Есть у них на занятиях такое упражнение. Звучит музыка, они ходят под нее по залу, а когда музыка кончается, должны с ближайшим за руки взяться. Опять-таки как раньше было? Конец музыки близится, начинают проталкиваться к тем, с кем хочется заруки подержаться - Вася, чтобы к Маше пробиться, полкласса растолкает, а там еще и с Петей в драку... И пока к целям своим пробиваются, музыку, конечно не слушают. А по установленному закону судьбы не так: ходи под музыку, вслушивайся, про все забудь, а как стихнет - встречай посланного судьбой: О! Кого я вижу!
И тут же рассказывает, что в отличие от музыкальной школы, где дают такой-то инструмент - и на всю музыкальную жизнь, если не идет, значит бездарь, у нее они все инструменты по очереди пробуют, выбирают себе по душе.
А где же, спрашиваю, здесь судьба? Прямая получается противоположность: свобода выбора.
А жизнь, отвечает, она разная. И то есть, и то. Всему надо учиться.

почему в моем Гнезде бардак?

А потому что всякий раз, как я принимаюсь разбирать завалы книг, мне попадается что-нибудь, что я не только не прочитал, но и о чьем существовании напрочь забыл. И я начинаю просматривать с - прицелом (редко оправдывающимся) прочитать целиком. Но и просматривать интересно...
Вот толстенная книга на немецкой полке в соседстве с Гете et cetera: Рудольф Гайм. Романтическая школа. С подзаголовком "Вклад в историю немецкого ума" (!). История немецкого ума - самого философского после греков... Вычитываю строчки наугад - несомненно хороший перевод некоего В.Неведомского (по звучанию фамилия явно из времен ансьен режима, не так ли?). Ищу - в интернете: Василий Николаевич Неведомский (1827-1899), перевел римские истории Гиббона и Моммзена и две книги этого Гайма, эту и двухтомник о Гердере...
Говорят снобы, что надо, мол, оригиналы читать, а не пересказы и обзоры, но нет ведь жизненного времени такого. А тут тебе всю эпоху немецкого романтизма обещано!
И еще одна книга, напротив маленькая: Н.Н.Сретенский. Лейбниц и Декарт. Переиздание книги 1915 года. Автор по фамилии, верно, из поповичей. В сети есть Николай Николаевич 1889 — 1942, переводчик Декарта. Подзаголовок: Критика Лейбницем общих начал философии Декарта. Ну надо, надо прочитать!
Сретенского положил в рюкзак. А Гайма поставил на полку. Продолжу разбор, раз время выдалось.