April 20th, 2015

просыпаюсь лицо

Ортогонально

Не так давно я в очередной раз встрял в обсуждение вопроса о личности-ипостаси – у kiprian_sh, – а потом, подосадовав на себя, что толку воду в ступе, решил, что надо «подумать поперек» – в смысле выскочить из плоскости обсуждения. (Это похоже на известную задачку о спичках, для решения которой нужно от плоской фигуры перейти к объемной).
Нужный ход нарисовался с приходом в обсуждение mikhail_bar, который поступил радикально: дезавуировал саму апелляцию к святоотеческим авторитетам, поскольку де их категории устарели. У них там был затяжной спор с alexandrg, из которого оный  mikhail_bar вышел наскучивший бесплодностью разговора.
Но вот вопрос, который мне не видится ни бессмысленным, ни скучным. Вроде бы все собеседники признают факт Благой Вести - «инъекции», можно сказать для некоторого остранения, истины в поток истории. Что происходит дальше? В суждениях моих собеседников явлены два противоположных подхода.
Согласно одному, полученную истину нужно сберегать и оберегать (помнить).  Оберегать от эрозии, проистекающей от человеческого зломыслия и небрежения - см. боевые действия, ведомые kiprian_sh.  У них правда, как я понимаю, такая: отцов надо слушать, потому что они ближе – логика преемства: апостолы от Спасителя, мужи апостольские от апостолов и т.д. вплоть до нас грешных.
Согласно другому подходу, время идет, люди думают – и о себе, о человеческой природе, и о мире, и о Боге… Меняется само мышление, меняются, как выражается  mikhail_bar, базовые категории. И бессмысленно мыслить категориями святоотеческого времени…
Мне, как впрочем почти всегда, легче удержать проблему, чем предложить ее решение.
Смотрите, ведь априори ясно, что ход времени содержит в себе все три рода: что-то остается неизменным, что-то портится, хужеет, а что-то становится лучше, развивается. По факту, они сложно переплетены и как-то распределены в этом времени: когда одно берет верх, когда другое.  Так и по отношению к откровенной истине: мы ее храним (постоянное), вдумываемся в нее (развитие) и забываем, искажаем своими домыслами. Все три фактора действуют!
И тогда вопрос к хранителям святооотеческих суждений: почему они уверены 1) что отцы ничего не исказили из открытого Благой вестью и 2) почему они уверены, что последующая мысль не в состоянии углубить, уточнить понимание этой Вести? А к защитнику прав современности другой вопрос: что-то ведь должно быть удержано в неизменности – что же именно? Есть ли вневременное содержание у Евангелия, независимое от меняющихся категорий, будь то библейских или аристотелевских?