March 28th, 2015

старый гляжу

Развитие - для чего? (Сироты 336)

Вот здесь высказаны очень интересные критические замечания про то, что мы затеваем в Смоленской области. Конкретно, про "управляющий совет". У моего оппонента два аргумента.
Первый: никто, ни один руководитель не согласится, чтобы рядом с ним возник еще некий орган, разделяющий с ним управление. Надо, мол, такие вещи начинать на пустом месте, а этого нам никто не даст. По факту, абсолютно в точку. Идея встречена с недоумением и возмущением и не только директором (он высказал сухой, формальный отказ: нет надобности), но и областной начальницей, до сих пор нас во всем поддерживавшей, очень разумной и доброжелательной. То, что пробить эту стену трудно, спору нет. Но невозможно ли? Почему? Мы доосмысляем и корректируем свое предложение, та сторона думает над нашими аргументами, диалог не окончен. Да и есть уже много примеров того, как разумные директора сами инициировали создание таких советом, понимая, что это им в помощь.
Интереснее второй аргумент, методологический. Вы, пишет оппонент, "не имеете цели и,соответственно, не можете сформулировать задачи - куда развиваться? зачем? А если речь о том, чтобы, как Вы написали, спасти интернаты, то "развитие" для Вас - это только прикрытие: Вы же хотите сохранить, а не изменить, т.е. Вам нужно на самом деле законсервировать существующее".
В самом деле: можно ли говорить о развитии, если не имеешь точного и полного видения цели? В методологии есть понятие "шага развития", вполне элементарное: есть нынешнее состояние чего-то, не устраивающее, есть представление о желаемом состоянии; перевод из первого во второе и есть шаг развития. Но возможна ведь и другая постановка вопроса. Становиться или делать нечто лучше, развиваться и развивать - такую возможность можно мыслить, даже до того, как поймешь, в чем состоит это лучшее, цель развития. И независимо от видения цели можно ставить вопрос об условиях развития, обеспечивающих саму возможность развиваться и развивать. В этом смысле, с точки зрения возможностей развития, мы оцениваем человека, сферу деятельности, ее организацию, или страну, ее общественно-государственное устройство. По этому же критерию я отстаиваю интернатную форму образования и воспитания - как создающую условия для развития, во многом лучшие, чем может создать массовая семья (не имею в виду замечательные семьи, которых, увы, не большинство). И по этим же основаниям мы предлагаем реформировать управление интернатом, открыв его для участия, с одной стороны, всех категорий персонала и детей, а с другой, для заинтересованных людей извне: производственников, представителей средних и высших профессиональных училищ, психологов.
Но оппонент верно зацепил и то, что условием развития здесь является сохранение самой интернатной формы. Чтобы эту форму сохранить, нам нужно продемонстрировать ее потенциал - при всех существующих пороках, - нужно добиться видимых изменений. Но - и тут то, с чем мы столкнулись в Кардымове -  мешает существующая форма управления, при которой все внимание руководителя заполнено делами текущего функционирования. Пороки рассматриваются либо как неустранимые, либо как терпимые, т.е., фактически, не видятся.
Поэтому у совета двойное назначение. В перспективе - это совет развития, стратегический. Но в ближайшее время его задача - сдвинуть с места решение самых острых проблем, как тех, что и так были очевидны руководству, но их не могли решить, так и тех, что мы выявили на игре. И вот продемонстрировав эту возможность, можно убедить в его, совета, нужности.
Само собой, остается вопрос о целях: какое давать образование? кого воспитывать? Но тут другой темп работы...
Такова логика наших действий.