March 22nd, 2015

сплю

Сироты 335: где мы сейчас

Так много реальных дел, что нет времени о них рассказывать. Но поддержания традиции ради...
После игры в Кардымове возникла ситуация, что, разбудив интернат, мы не можем его бросить. Во-первых, жалко детей, на которых повеяло обновлением. Без поддержки взрослых они не смогут сделать ничего из задуманного. Во-вторых, не добившись зримых результатов в этом интернате, мы не имеем достаточных оснований предлагать свое сотрудничество другим. Наконец, в-третьих, что же, зря старались?
Между тем, совершенно ясно, что ни персонал интерната без помощи извне, ни мы из Москвы ничего существенного не сделаем, ни одну из проблем - а их много - не решим.
Единственный выход - менять систему управления в интернате, расширять круг участвующих в его делах. Мы нашли такую форму, ее придумал и пробил мой покойный приятель, директор Таниной школы, Анатолий Пинский - "управляющий совет". В обычной школе (идея рождалась в расчете на нее) УС включает в себя, помимо директора и назначенца от учредителя, выборных от персонала, родителей, старших учеников и заинтересованных и интересных для школы людей извне. В школе-интернате выпадают родители, но и такие советы кое-где есть, хотя и меньше, чем в школах для родительских детей.
Суть, назначение такого совета - в трех вещах. Во-первых (и это главное) он вырабатывает стратегию развития школы. Вроде штаба при командующем-директоре. Во-вторых, контролирует - порядки в школе и финансы. В-третьих, выступает в роли третейского судьи в конфликтных ситуациях.
Предложили мы это. Даже людей подобрали нужных извне, переговорили с ними. Ну и каков ответ? Правильно догадались: шок и отвержение. Посягательство на единоначалие директора. Но, убежденные, что этот отказ от недомыслия, продолжаем убеждать, настаивать... Без такой реформы трудно рассчитывать на радикальные перемены и, значит, на выживание интернатов в условиях тотального на них наступления. А наша цель неизменна: сохранить в России обновленные интернаты.