March 5th, 2015

Тихая птица

Разговоры чинарей

Болея, читаю "Разговоры" Липавского, т.е. записанные Липавским. Говорят обо всем и по-всякому. Читают свои произведения и говорят о них. Очень откровенно. Рассказывают сны. Иногда говорят за глаза о ком-то из них отсутствующем. Интонацию, душевный и интеллектуальный склад каждого слышишь очень отчетливо.
Самый серьезный из них, конечно, Друскин. Чего стоит название прочитанного им эссе - "Чем я себе противен". Хармс - он и у Липавского Хармс. Это о нем кто-то из друзей - что попытку движения к святости он начинал с ежедневной клизмы. Введенский, Алейников, Заболоцкий узнаваемо соответствуют своим стихам, Введенский еще и своим фотографиям. Совершенно новая для меня фигура - "записыватель", Леонид Липавский. В этом же томике есть его "Исследование ужаса", совершенно замечательная "Теория слов", еще мелкие текстики типа лейбницевских мелочей. "Существовать - это значит просто отличаться". "Выражение лица прежде самого лица, лицо - это застывшее выражение". За этим - его теория стихий, которые воплощаются в вещах и в словах. И еще - общее им, кажется, всем усомнение индивидуальности как отдельно существующей.
сплю

красноречивая деталь

Как трудно выбирался путь развития России - теми, от кого он в первую очередь зависел! Николай Первый. Декабристы и суд над ними. Договор с Пушкиным ("Говорил с умнейшим человеком России"). Палкин. (И ведь, действительно, забивали шпицрутенами). И приглашение Жуковского в воспитатели наследнику - с полною свободой выбора содержания и методик обучения. Тот и воспитывал.
Collapse )

музыкальный автопоэзис

Мало слушаю музыку (даром, что жена - музыкант :). Особенно в сравнении с "младым и незнакомым" с наушниками в ушах.
Наткнулся в ленте на Гребенщикова. "Девушки танцуют одни". Прослушал не без чувства, "ушко заалелось тронуто". Вспомнил. Было время любил такое. Потом стал воспринимать Г. ("и всякого прочего Окуджаву" - да простят мне и живой, и покойник, это я свои отошедшие чувства цитирую - неодобрительно) как пошлость. А сейчас вот со старческой осторожностью и бережливостью думаю, что разная музыка делает с нами разное (все в разной мере и в разное время нужное): утоньшает душу, чувствительность (это вот про это, только всегда ли и столько ли этого надобно человеку?), приподнимает, будит, укрепляет... Лечит, само собой. Ну это я уж совсем велосипед переоткрываю...
И чтоб повысить содержательность поста - цитатки из "Разговоров" Липавского:
Липавский: Меня интересует, чем воздействует на человека музыка. Она самое демаскированное искусство, ничего не изображает. Остальные же как бы что-то представляют, сообщают. Но ясно, они действуют не этим, а так же, как музыка.
Введенский: Когда люди едут на лодке или сидят на берегу моря, они обычно поют. Очевидно, это уместно, музыка как бы голос самой природы.
Липавский: А в самой природе ее совсем нет... Музыка как бы очищает человека от накопившихся в нем неправильностей, ядов... Она как вода засыхающему растению. Она вообще больше  всего напоминает жидкость, ее течение. Еще ее действие сходно с действием полового акта: после него чувствуется успокоение и освобождение; в большом же количестве она опьяняет и расслабляет. Вибрация и ритм, дыхание инструмента, деревянного или медного. Правильное дыхание, которое меняет и дыхание слушающего, растворяет его в себе, проницает ритмом жизнь мускулов и тканей. Это избавление от кривизны индивидуальности по отношению к миру, растворение и разряжение, игра со временем, сводящаяся к его уничтожению. В этом суть искусства.
И еще:
Михайлов: Музыкант - тот же настройщик, он настраивает душу человека. Зачем? Он и сам не знает этого. Поэтому занятие музыкой само по себе бессодержательно. И повышенный интерес к музыке, как было в прошлом веке в Германии, признак поглупения. Это же относится к отдельным людям, например к Хармсу.
Липавский: Но это не только музыка, все искусства только настраивают. Поэтому человек, слушающий музыку в концертном зале, нелеп. Так же глуп человек и в картинной галерее. Искусство уместно в житейской обстановке, дома, в гостях, на празднике. Оно должно приходить как бы случайно, к людям, связанным друг с другом, как невзначай приходит молчание в разговоре, тогда оно хорошо. Тем и был приятен прежде театр, что он был частью общего быта, местом праздничной встречи.
Михайлов: Музыка сама по себе - явление чисто европейское, даже только последнего времени. У других народов было пение или музыка, как акомпанемент. У греков она служила чему-нибудь: либо битве, либо пиру, либо религии.
Выделения мои, отмечают то, что вызвало восхищение.
Дальше они рассуждают о природе внушаемых музыкой настроений, но опускают разговор до чистой физиологии, что мне скучно. Правда, у Липавского, великого систематизатора, проходит мысль: составить дерево настроений. Это, по-моему, интересно. Но под настроением надо понимать ни  в коем случае не только убогое "грустно - весело" (мажор - минор), а общий настрой, душевно-телесно-разумный. Тогда категория "настроение" становится близкой по смыслу к методологической категории "подход"... А что? Созерцательная ("натуралистическая") музыка, деятельная музыка - вполне осмысленое различие.
Collapse )