February 22nd, 2015

эээээ...

Сделал еще одну попытку писать отчет о прошедшей в Кардымово игре - не дается, никак не найду верную форму. Вся надежда на сон - высплю нужное. А пока вернулся к чтению делезова Лейбница.
И застрял на том, что раньше проскочил.
Итак, истина для Лейбница - всегда тождество. Есть полное тождество, А = А, это мы отставим за тривиальностью. Хотя... ну ладно, отложим. Есть отношение включения, типа число, делящееся на 12, делится на 6 - в этом случае можно конечным числом операций (конечным анализом) прийти к полному тождеству. И есть, это вот то самое, что заставило меня вернуться, истины о событиях, например, "Адам согрешил" или "Цезарь перешел Рубикон". Или, приблизим, "я сейчас пишу этот пост". Так вот Лейбниц, если верить Делезу, рассматривает этот род суждений тоже как аналитические, т.е. в понятии меня, или обо мне, заключено событие написания этого поста. Это, конечно, очень странное применение понятия "понятие". Если бы он, к примеру, сказал, что из понятия о современном, владеющим компьютером и склонном к бездельному времяпрепровождению человеке, следует возможность такого события, как написание этого поста... Но он говорит именно так: в "индивидуальном понятии" Х заключено то, что Х делает.
Но как мыслить такое суждение в качестве аналитического? Нужен анализ, выводящий предикат из субъекта. Анализ оказывается бесконечным - через бесконечные ряды причин и следствий: я пишу этот пост, потому что к моменту его написаниния стал таким-то в силу того-то, того-то и т.д. и т.п. И вывод: содержанием понятия меня оказывается весь прошедший (а если введем целевые причины, то и будущий) мир.
И тут меня дважды, даже трижды замкнуло.
Во-первых, это то самое, что утверждает о деятельности В.Дубровский: тотальная нормированность.
Во-вторых, если так, то в этом мире ничего не может меняться, происходить. Он висит в вечности, тождественный себе (Парменид). Точнее сказать, меняется только перспективныа видения, такой, знаете ли, глаз скользит по монолиту бытия, разглядывая его с разных сторон...
А в третьих... У Лейбница-то так мыслится один из миров, актуальный. А есть еще тьма тьмущая возможных. И все они - в уме у Бога...
"В истории философии всегда бывают восхитительные моменты, и один из наиболее восхитительных - это когда крайняя точка разума, то есть когда рационализм, доведенный до крайности своих последствий, порождает своего рода бред, бред безумия; когда рационализм с этим бредом совпадает".
Collapse )