February 9th, 2015

просыпаюсь лицо

о непонимании, или иррациональное в рациональном

С какого-то немолодого уже возраста поселилась во мне мысль, что неуютно как-то будет помирать, кое-чего не поняв. Никак не всего и не всякого. Я много чего не понимаю, и нимало по этому поводу не переживаю. Не буду даже примеров приводить, и так ясно. Но - и это уже ближе к полюсу беспокойства - не понимаю многого из философии, каковую люблю. (Я, пожалуй, не философ, но филофилософ, так верно будет). Напрочь, скажем, не понимаю Фихте, сколько не пытался понять, не дается. Но и это - пускай бы себе. Беда и беспокойство в том, что не понимал причины непонимания. Ведь вот когда чужого языка не понимаешь, ясно почему, да? И примерно по той же причине не понимаю текстов новейшей математики - слов много незнакомых. Но с философией не так...
Так вот. Сегодня я понял!
Дело в том, что философский текст - в отличие от научного - не выводит из сложного простое, не сводит высокое к низкому, не разлагает живое и целое на элементы. Он движется в прямо противоположном направлении, снизу вверх, от простого к сложному.
Но такое движение не возможно путем рационального, логического вывода (он в нем, если и применяется, то для побочных целей). Каждый шаг вверх - это прыжок, вытаскивание себя за волосы (образ из рассказов о Мюнхгаузене, любимый Г.П.Щедровицким). И понять в обычном смысле принудительной убедительности это движение нельзя, его можно повторить - при каких-то условиях сродства что ли...
Любопытно, что я мог бы понять это раньше на своем не понимательном, а творительном опыте. Я когда-то написал текст - не философский по предмету, но сродни философии по вышеозначенному способу мыслить: "Этническое как проект" (он есть в интернете вот здесь, только название переврано, вместо "этническое" - "этничность". Помню свое состояние, когда писал: все казалось "ясным как солнце". И однако знаю по опыту чтения друзьями, да и сам сейчас понимаю, что никакой логической убедительности в нем не было: я какими-то усилиями души-ума пытался "объективно" обосновать заранее мне известное: важность для меня принадлежности к моему этносу, к теоэтнокультурной общности, как в то же примерно время назвал это Олег Генисаретский.
Вот так. Я рад, что понял.
А кстати, толчком к этому понимающему движению стала книга Хайдеггера "Гегель", открыв которую я влюбился во фразу, которой МХ поименовал свою задачу: "разобраться с Гегелем". Как было бы прекрасно разобраться с одним труднопонимаемым с помощью другого, который не легче. Надо попробовать.