September 6th, 2014

старый гляжу

Объявление

Феликс Борисович Березин, замечательный психиатр и психолог, о журнале которого я уже не раз писал, объявил о том, что с понедельника он начинает серию очерков об Украине с углублением в ее историю, с опорой на большой личный опыт (он родом с Западной Украины и много там работал за свою долгую профессиональную жизнь).
Честняков

СИРОТЫ 283: работа с документацией

Пока идет организационная подготовка к октябрьскому обследованию интернатов на местах, работаю с привезенной документацией - много чего можно из бумажки выжать.
Вот короткое изложение того, что я извлек из списка воспитанников Сафоновской школы-интерната:

Всего воспитанников (т.е. живущих и учащихся в интернате) 105 человек, 66 мальчиков и 39 девочек. (Еще человек десять – приходящие).
Возраст от 8 до 19.
Распределение по возрастам:

8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 Всего
3 2 2 3 6 8 9 22 24 17 6 3 105

У подавляющего большинства родители лишены родительских прав. !8 физических сирот (что, разумеется, не означает, что они из благополучных семей, родители, скорее всего, умерли от алкоголизма). У троих – ограничение в правах, у двоих – родитель без вести пропал, у одного мать-одиночка признана недееспособной. Пятеро сланы на год добровольно – видимо, в силу материальной необеспеченности или болезни (в одном случае отец после смерти матери).

Это школа-одиннадцатилетка. Большинство получает основное (девятилетнее) образование. До 11-го к этому году доучились трое.
Распределение по классам:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Всего
3 1 4 6 5 11 19 22 26 5 3 105

Срок пребывания детей в интернате от одного до 12 лет. Часто поступают уже подростки, иногда до этого не учившиеся или отставшие в учебе. Соответственно, помещаются в классы с детьми меньшего возраста. Вообще, почти у всех отставание на один-два года по сравнению с обычной школой. Таким образом, перед школой-интернатом стоит задача обеспечить наверстывание, не знаю пока, удается ли ее решать хоть в каких-то случаях. И в какой мере подготовлен к решению такой задачи персонал? Классы небольшие, в большинстве по 10-11 человек в классе (и меньше); самые большие один из двух восьмых (13) и один из двух девятых (16) – т.е. возможности для индивидуальной работы есть, только уметь надо.
Поскольку дошкольного отделения в интернате нет, пребывание здесь более 11 лет, по всей видимости, означает второгодничество.

Любопытно откуда поступают дети в интернат – из самых разных районов Смоленской области, в том числе из крупных городов, таких как Смоленск и Вязьма, где есть свои сиротские учреждения. Это важный вопрос – распределение детей по интернатам, основания.

старый гляжу

Американцы и Украина

По ссылке у homo_nudus прочитал статью в "Нью-Йорк Таймс", в которой автор объясняет, почему американцы должны оказать военную помощь Украине. По-моему, важно для понимания происходящего. Кто читает по-английски, читайте. А для других переведу два маленьких кусочка.

The West needs to be honest with Ukraine. We talk as though this country were one of us — as if, one day, it will become a member of the European Union and the NATO alliance. That is Kiev’s wish, but the West is not giving Ukraine the means to fight this war.

Запад должен быть честен с Украиной. Мы говорили так, как если бы эта страна была одной из нас - как если бы однажды она станет членом Евросоюза и НАТО. Таково желание Киева, но Запад не дает Ураине средств вести эту войну.

If we believe that Ukraine will one day become a member of the European Union and NATO, then we should be ready to arm it. We must face the fact that the costs of unlimited European Union and NATO expansion have meant war with Russia by proxy — and then fight the war. Having reignited the hottest moments of the Cold War, we must deal with the consequences of encouraging democratization in Eastern Europe.

Если мы убеждены, что Украина когда-нибудь станет членом Евросоюза и НАТО, то мы должны быть готовы вооружить ее. Мы должны принять тот факт, неограниченное расширение Евросоюза и НАТО подразумевает войну с Россией - и вести эту войну. Вернувшись к самым горячим моментам холодной войны, мы вынуждены иметь дело с последствиями поощрения демократизации в Восточной Европе.

if we force Ukraine to surrender, rather than sacrifice lives in a fight for which we have no stomach, then we must accept that it is a surrender, too, for NATO, for Europe and liberal democracy, and for American global leadership.

... если мы принудим Украину сдаться, а не жертвовать жизнями в борьбе, в которой нам участвовать неохота, то мы должны принять и то, что это будет капитуляция и  для НАТО, и для Европы и либеральной демократии, и для американского мирового лидерства.