August 14th, 2014

сплю

СИРОТЫ 271: ложь в борьбе за правду

Получил предложение о сотрудничестве и ссылку на фильм о закрытии очередного хорошего детского дома - санаторного детского дома №39 в Зеленограде.
По поводу главной темы фильма, безобразной затеи - закрыть отличный детдом и распихать детей по другим учреждениям - двух мнений быть не может: преступление, какими бы мотивами не руководствовалось начальство. Я - на стороне авторов фильма.
Но! В фильме есть вещи, для меня категорически неприемлемые - то самое, с чем я борюсь везде: ничем не подтвержденные обвинения.
Во-первых, в адрес в адрес Аллы Зауровны Дзугаевой, ведающей интернатами в Департаменте соцзащиты Москвы. Я не знаком с г-жой Дзугаевой и не могу говорить о ней ни хорошего, ни плохого. Впрочем, кое-что плохое могу: поскольку закрытие интернатов - это в ее ведении, значит дурное дело на ее совести. Но публичное обвинение в торговле детьми в ходе иностранного усыновления, ничем не подтвержденное - безобразие.
Во-вторых, совсем уж чудовищное, прозвучавшее мимоходом, и тоже, разумеется, ничем не доказанное обвинение итальянских усыновителей в продаже детей на органы. No comments.

Кстати сказать, в Белоруссии, свернули практически иностранное установление (а был период, когда оно вдвое превышало национальное) - за счет простой меры: от страны усыновителей требуется подписать договор о строжайшем, обоюдном контроле за судьбой детей. И единственная страна, подписавшая такой договор - Италия. И туда белорусы детей отдают. Ну и, конечно, помощь своим усыновителям.
В общем, мораль проста: лгать не надо, даже во имя того, что ты считаешь добром. Ни по поводу Украины, ни по поводу сирот.
сплю

СИРОТЫ 272: Белорусский вариант 3: Кобринский детский дом

А еще мы побывали в трех детских домах. Первым был кобринский. Кобрин - замечательный город, может быть, еще расскажу о нем.
Кобринский детский дом необычный, он – для дошкольников от 2,5 до 6 лет. В Белоруссии таких всего три, а есть ли в России, не знаю. Ему в прошлом году исполнилось 60 лет, нам подарили фильм, снятый о доме в связи с юбилеем. Есть еще предыстория: в августе 1944 в Кобрине был создан спецдетдом №1 для сирот Войны, в 1963 он был преобразован в дошкольный.
Алла Петровна Селивоник работает здесь 32 года. Пришла не по желанию, заведовала детским садом и понятия не имела о том, что такое детский дом. Направлена «по линии партии». «Но не жалею, вся жизнь связана с этим домом».
Все дети здесь с «ОПФР» – отклонениями в психофизическом развитии, т.е. с задержкой развития, генетической или педагогической, с умственной отсталостью, разными речевыми нарушениями. Попадают они сюда из Минского дома ребенка или приютов – отказники, дети родителей, лишенных прав.
Collapse )Потом мы переходим в ведение еще одной сотрудницы, имя которой не записал и не запомнил. Она показывает нам деток, комнаты и двор. Дальше – несколько фотографий. Пояснение: всё оформлено руками педагогов из подручных. А главный материал – полиэтиленовые бутылки из-под воды.


Детки все улыбчатые, приветливые:
Фотосайт со вспышкой: DSCN3170 от gignomai
DSCN3170Flamber.ru


Фотосайт со вспышкой: DSCN3172 от gignomai
DSCN3172Flamber.ru


Фотосайт со вспышкой: DSCN3173 от gignomai
DSCN3173Flamber.ru


Collapse )