August 13th, 2014

старый гляжу

о международном праве в новой реальности

В нашей переписке с Константином Маркешиным мы вышли на проблему, которую я считаю необычайно важной, ключевой для понимания происходящего. Там, в комментариях она не была никем практически замечена, обсуждение свелось к взаимным обвинениям, которые иррелевантны поставленной проблеме независимо от своей справедливости или несправедливости. Поэтому для ее обсуждения создано сообщество - "Новый мировой порядок" (pax_mundi).
Повторю содержание проблемы. Основой мирового порядка долгое время считались принципы государственного суверенитета и невмешательства во внутренние дела других государств. Эти принципы нарушались, но в основном всегда было ясно, кто и в чем их нарушил; такие действия квалифицировались как агрессия, действия предосудительные. Однако за последние несколько десятилетий произошли изменения, нарушившие четкость картины и сделавшие само обсуждение действий на мировой арене непродуктивным, не оставляющим возможности достижения согласия. Эти изменения суть: 1) прецеденты вмешательства (в том числе военного) международного сообщества или его частей в дела стран, где происходит нечто нетерпимое, например, действия властей, квалифицируемые как геноцид или массовые нарушения прав человека, и 2) развитие и все большее значение таких форм влияния на ход событий в мире, которые не связаны с применением военной силы, но достигают не меньших результатов. В этих случаях говорят о "мягкой силе" (soft power) или нетрадиционных формах войны - финансовой, информационной, консциентальной... (см. об этом, например, в блоге Юрия Громыко). Проблемность этой проблемы с точки зрения основы всякого права, справедливости, в том, что богатое и сильное государство, такое, например, как США, может и не прибегая к военной силе нанести огромный ущерб другой стране, у которой нет возможностей защищаться теми же средствами и она в каком-то смысле вынуждена ради самосохранения обороняться по старинке, силой, иногда и действуя жестоко. Та же проблема, на мой взгляд, может лежать и в основе терроризма, оружия слабых. А для полной наглядности сошлюсь на бытовую ситуацию, когда не выдержавший изощренных унижений человек, не умеющий ответить тем же, бросается на обидчика с кулаками.
Это - про то, как понимать некоторые современные реалии. Но можно подумать и о том, как восстановить справедливость и привести право и правила в соответствии с нею. Скажем, запретить на международном уровне информационную и финансовую поддержку оппозиции в другой стране или придать ей процедурно прозрачные формы...
Словом, есть что обдумывать и обсуждать.
старый гляжу

обескуражен

Нет, я не могу этого понять. Вот в комментариях к предыдущим двум моим постам сошлись люди, которые все печалуются о гибнущих детях, все жаждут прекращения кровопролития. При этом о том, что происходит, кто виноват и что нужно делать, думают прямо противоположное. И ни малейшего желания вникнуть в аргументы другой стороны - во что там вникать, когда люди гибнут? Так может быть, если хоть чуть-чуть, хоть краешек чужой правды разглядеть, приблизился бы мир, а?
Но, видно, желающих идти этим путем нет. Сворачиваю, сироты ждут.
аква 2

СИРОТЫ 270: Белорусский вариант 2 - приемные семьи и усыновление

Итак, в Беларуси заявлен курс на тотальную деинституционализацию. Президент сказал, что не должно быть этих интернатов, «калечащих детей». Госзаказ на семейное устройство, как выражается моя замечательная собеседница, директор Национального центра усыновления, Наталья Станиславовна Поспелова. Но ведь заявить и осуществить – вещи разные. У белорусов дело семейного устройства поставлено не совсем так, как в России и, по-моему, разумнее.
Формально здесь те же формы семейного устройства: усыновление (тоже объявленное приоритетным), родственная опека, приемная семья (ПС) и детский дом семейного типа (ДДСТ). Патроната тоже есть немножко. Но содержание этих форм сильно другое.
Приемная семья образуется на основании договора о передаче ребенка (детей) на воспитание в семью и трудового договора. Договор о передаче ребенка (детей) на воспитание в семью заключается между органом опеки и попечительства и приемным родителем, а трудовой договор – между управлением (отделом) образования местного исполнительного и распорядительного органа и приемным родителем.  Общее число детей в приемной семье, включая родных и усыновленных, как правило, не должно превышать, четырех человек. Трудовой договор заключается с одним из приемных родителей, обычно матерью.
ДДСТ принимает на воспитание от пяти до десяти детей. Здесь трудовой договор заключается на ставку с одним и на полставки с другим родителем-воспитателем (здесь такое наименование этой должности).
В обоих случаях договор – срочный. Возможно заключение договора на срок от одного месяца до достижения ребенком возраста 18 лет или до поступления ребенка (до достижения совершеннолетия) в учреждение, обеспечивающее получение профессионально-технического, среднего специального или высшего образования.
Различия с Россией есть уже на уровне юридической формы: у нас нет трудового договора, только договор о передаче ребенка. И это принципиально. Во всех текстах про белорусскую приемную семью и в пояснениях к ним подробно разъясняется, что «приемное родительство» – это работа.
Непонятно, в чем разница? Можно, конечно, сказать, что быть мамой тоже работа. (Пастернак вообще написал, что «быть женщиной – тяжелый труд»). Нет, различие более конкретное: в Беларуси устройство в ПС и ДДСТ не считается постоянным семейным устройством, из него не только возвращают в родную семью, если это возможно, но и усыновляют. Соответственно, дети, устроенные в ПС и ДДСТ остаются в Банке данных детей, подлежащих усыновлению.
Фотосайт со вспышкой: Усыновление из приемной семьи от gignomai
Усыновление из приемной семьиFlamber.ru


Collapse )