August 11th, 2014

аква 2

СИРОТЫ 269: Белорусский вариант 1 (профилактика социального сиротства)

Итак, встречался я с сиротским руководством Беларуси. Хорошо поговорили.
Первая из моих собеседниц – Головнева Елена Васильевна, зам. начальника Управления социальной, воспитательной и идеологической работы Министерства образования и науки Республики Беларусь. Разговор с нею строился вокруг Декрета №18 и его результатов. Кроме разговора, я получил две большого формата брошюры со статистической отчетностью, выпущенные Главным информационно-аналитическим центром министерства в этом году, - одна по проблемам социального сиротства в целом за 1993-2013 годы, другая – специально о «частной опеке», т.е. семейном устройстве.
Что я узнал из разговора и статистики?
Декрет 18 был принят в ноябре 2006 года, его основная цель – профилактика социального сиротства. И готовили его все причастные, от которых что-то в этом плане может зависеть, «субъекты профилактики», как их назвала Е.В. – Минюст, МВД, Министерство труда и социальной защиты, Минздрав и Министерства образования. И они же, 18 июля 2008 г. утвердили Инструкцию о порядке взаимодействия при выполнении Декрета. На всех уровнях, от местного до республиканского, созданы координационные советы из представителей всех этих ведомств под началом территориального руководителя соответствующего уровня. А перед президентом ежегодно отчитываются министры.
По Декрету, как я уже писал, материальная ответственность за государственное содержание детей возлагается на родителей. Так вот, каждое ведомство ведает своим: юстиция определяет взыскателя, судебное решение спускается в милицию (УВД) для исполнения, органы занятости подыскивают неработающим работу, а здравоохранители определяют, кого нужно, на лечение или при наличии оснований смягчают требования (указ, говорит Е.А., в применении гибок).
Для помощи детям и семьям существует система социально-педагогических центров (СПЦ). Это аналог наших СРЦ, но, похоже, с более широким кругом функций. По Положению о социально-педагогическом учреждении (более широкое понятие), СПЦ:
«– организует и координирует работу учреждений образования по выявлению и учету детей, находящихся в социально опасном положении, по социально-педагогической и психолого-педагогической реабилитации несовершеннолетних, имеющих проблемы в обучении, развитии и социальной адаптации;
Collapse )
В этом тексте говорится о детях и семьях, «находящихся в социально опасном положении». Это – иное, чем дети, «нуждающиеся в государственной защите» (насколько я знаю, в России такого различения на уровне законодательства нету). С семьями в «опасном положении» работают, чтобы их сохранить. В документах четко прописаны основания для причисления семей и детей к каждой из этих категорий и принципы работы с каждой.
Помог ли декрет и работа по его применению в профилактике социального сиротства? Статистика говорит, что помог и существенно. Вот цифры.
За период действия Декрета 152769 детей были признаны находящимися в социально опасном положении, из них снято с учета в связи с нормализацией ситуации в семье 66,4%. Признаны нуждающимися в государственной защите и отобраны у семей за тот же период 28443 ребенка, но и из них 58,9% по решению комиссий по делам несовершеннолетних возвращены в семьи, где дела наладились. Есть регионы, где практически не осталось лишенных родительских прав, 1-2 человека.
Нет сейчас под рукой российской статистики, но по памяти наши цифры несравнимо хуже.
Мы говорили и о семейных формах устройства, и о детдомах, и о деинституционализации, которая и у них на самом верху поставлена государственной задачей, но об этом подробнее в следующих постах.