May 11th, 2014

аква 2

ОБСУЖДЕНИЕ СТРАТЕГИИ: ЧЧ - ВР (Сироты 242)

UPDATE: завершение дискуссии см. в http://gignomai.livejournal.com/638975.html.

Пересеклись пути с человеком, тоже занимающимся сиротскими проблемами, и весьма активно. Его зовут Чон Чонович (упоминал о нем в предыдущем посте, там есть и его фотография). Так вот Чон Чонович (далее: ЧЧ) предложил дискуссию - у нас с ним представления о том, как действовать не конфликтующие, но и не одинаковые. Я, разумеется, согласился. Вот письмо, которым он это обсуждение начинает. Я вскоре прокомментирую. Он ответит. И подведем итоги. В конце включу возможность комментировать.

ЧЧ:
Владимир Ростиславич, Вы знаете мою позицию: я стараюсь не участвовать в дискуссиях за или против революционного «слома системы», несбыточной идеи поголовного «семейного устройства», чудовищной концепции «возвращения в кровные семьи». Я не ввязываюсь, потому что участие в этих дискуссиях предполагает пропаганду и агитацию, а значит - неизбежное враньё, хоть и с благими намерениями. Мне кажется, глубинных причин таких споров – три: неуверенность в правильности своей позиции, необоснованная широта охвата проблем, постановка задачи решить все проблемы быстро.
Мой горизонт планирования 50 лет и тема осознанно узка: поддержка выпускников при вступлении в самостоятельную жизнь через создание организации и последующее вовлечение самих детдомовцев. Не странно ли, что после окончания учёбы детдомовцы как бы испаряются из поля зрения государства. Так же и благотворительные организации – сфокусированы на несовершеннолетнем возрасте. Хотя, на мой взгляд, настоящие проблемы у детдомовцев начинаются как раз после окончания периода обучения.
То, что я планирую делать, большинству не понятно, я рассказываю (намеренно в малых дозах) о своём проекте создания общественной организации Караван здесь - https://www.facebook.com/ookaravan, приглашаю желающих следить за страницей. Деятельность Каравана необходима и сторонникам, и противникам существующей детдомовской системы, поэтому рассчитываю на взаимодействие с обеими сторонами. А если учесть, что поддержка детдомовцев Караваном – лишь вступление в большую тему самореализации, то со временем проект может вырасти значительно.
Я с сожалением констатирую факт: существование детских домов неизбежно. Вы – один из немногих, кто изо всех сил стремится сохранить объективность (хоть это невыполнимо по определению:)), и я хочу помочь Вам заострить внимание на некоторых проблемах существующей интернатной системы (и значит – подумать о способах решения), выпавших из широкого обсуждения:

  1. Детдомовцы вырастают совершенными калеками с точки зрения семейных отношений, у них объективно негативный опыт: если оказываются в детдоме в малом возрасте, то отсутствует пример для подражания, дети постарше попадают в дд в основном из неполных и/или неблагополучных семей, какой уж там пример для подражания. Отсюда вторичное сиротство. Единственный путь (в рамках интернатной системы) – переделывать большие интернаты в сообщества семейных групп (как большие общежития), возглавляемых парами профессиональных воспитателей обязательно разного пола и проживающих вместе с детьми. Такая вот имитация семьи, которая в плане детского воспитания будет стократ полезнее некоторых «настоящих» семей. На «пробивание» такой модели «сверху» не хватит жизни одного человека; проект закончится вместе с конкретным человеком. Это может сделать только организация, к созданию подобной организации я сейчас и приступаю.

  2. В программу воспитания нужно включить обязанность воспитателя развивать у детей навыки планирования своего будущего (хотя бы на 3 дня – для начала). Это как первый шаг на пути к научению делать выбор и принимать решения. Сейчас всё направлено на то, чтобы ребёнок не знал, что будет завтра, его приучают быть готовым в любой момент выполнить что скажет воспитатель.

  3. Поскольку Ваше представление о практической реализации своих идей построено на вере в возможность изменений «сверху» (как я понял из нашего общения), Вы должны добиться в первую очередь системного изменения критериев оценки деятельности сиротских учреждений и органов опеки, с упором на качественные показатели. Ведь подушевое финансирование будет объективно стимулировать укрупнение детских учреждений, а бесконтрольное право директора отправлять «неровных» детей в психушку будет и дальше подталкивать некоторых директоров к использованию таких «лёгких» путей принуждения к послушанию. И многое, многое другое. Рассчитывать на деятельность директоров-подвижников вопреки системе – идиотизм.

  4. В идеале нужно обеспечить контроль над государственными органами опеки и интернатного сопровождения со стороны общественных организаций, с продуманной системой их отчётности перед обществом.

Список, конечно, можно продолжать, но ведь очевидно, что преобразования в системе могут быть эффективными исключительно при наличии политической воли на передачу вопросов воспитания членов общества самому обществу. Вы можете предположить такое развитие ситуации в ближайшие годы?
Там, «наверху», Вы всегда найдёте «понимание» и услышите аплодисменты. Потому что слова Ваши о том, как «должно быть» – правильные. Но я не вижу ни одного довода, почему большие чиновники реально возьмутся что-то делать. Потому что тут суть два принципиальных условия «государственного» решения проблемы: 1. Переход от остаточного принципа к целевому финансированию конкретной программы и 2. Передача контроля над реализацией такой программы от министерства – обществу. Это возможно, повторюсь, только при наличии политической воли на самом верху, а рассчитывать на это в настоящий момент не приходится. Таким образом, Ваша деятельность, безусловно нужная, в сегодняшних условиях представляется мне работой «в стол».

ВР:

«Мой горизонт планирования 50 лет […] настоящие проблемы у детдомовцев начинаются как раз после окончания периода обучения».
Сформулирую свое отношение к Вашей программе, насколько я ее понял (не уверен, что вполне).
Как я ее понял? Вы нацелены на работу с выпускниками, т.е. с теми, кто вышел из детдома или готовится выйти. От других лиц и организаций, которые занимаются подготовкой выпускников к самостоятельной жизни и постинтернатной поддержкой, Вашу программу отличает направленность на самоорганизацию выпускников, на то, чтобы они объединялись и брали свою судьбу в свои руки.
Я всецело поддерживаю и желаю успеха. Конкретные аспекты Вашей программы готов обсуждать по мере большего ее уяснения. Но!
На мой взгляд, возможности на предлагаемом Вами пути (опять-таки, повторяю, насколько я его понял) повлиять на ситуацию существенно ограничивает сознательно избранная Вами узость. Вы пишете: «настоящие проблемы у детдомовцев начинаются как раз после окончания периода обучения». Здесь – двусмыслица; правильнее сказать: не начинаются, а проявляются. А корни этих проблем уходят в более ранние периоды – во время детдомовской жизни и раньше. В результате к тому возрасту, когда Вы начинаете с ними работать, Вам так трудно найти детей, мотивированных к предлагаемому Вами сотрудничеству.
Это не отрицание пользы того, что Вы делаете, а указание на направления возможного расширения границ Вашей программы в направлениях, которыми пытаюсь заниматься я и в которых, как мне видится, движется проектная мысль Е.А.К. («модели учреждений).

«Детдомовцы вырастают совершенными калеками […] возглавляемых парами профессиональных воспитателей обязательно разного пола и проживающих вместе с детьми».
Не совсем понятно, что значит оговорка «в рамках интернатной системы» – здесь большая путаница: интернатами называют и школы-интернаты, и детские дома (где дети учатся в обычных школах). И с моей точки зрения, Вы поторопились предложить указанную Вами форму как единственно возможную. Почему, например, заведомо плох вариант израильского детского дома, где один «отец» на все «семьи» большого детского дома (см. http://gignomai.livejournal.com/522538.html)? Вообще, я думаю вопрос об усвоении «семейных способностей и навыков» не обязательно решается одним и таким прямолинейным образом. Многие, например, как раз отталкиваются от примера своих родителей и подражают другим семьям. В этом смысле важен тот вектор, который отстаиваю я: максимальное расширение контактов и соучастия в общих занятиях и быте детдомовских и семейных детей.
Кроме того, я, как и Вы, считаю, что научить «семейственности» – далеко не единственная цель детдома, а это дополнительно усложняет проблему.
Никуда не деться: необходима типология детских домов!

«В программу воспитания нужно включить … навыки планирования своего будущего … выполнить что скажет воспитатель».
Конечно, нужно. Но Вы и здесь, на мой взгляд, заужаете цели. Способность планировать – лишь одна, частная, из способностей, необходимых мыслящему и деятельному человеку. Он еще должен уметь ставить цели, занимать и отстаивать свою позицию, программировать (это не то же самое, что планировать!), проектировать, сценировать, организовывать свои действия, коммуницировать и кооперировать с другими. Плюс к этому нужно озаботиться воспитанием определенных ценностей – дискредитация советского идеологического воспитания (во многом оправданная) не отменяет этой задачи. Чтобы все эти способности развивать в детях, нужно, чтобы в детские дома пришли лучшие образцы современной педагогики (для меня это, прежде всего мыследеятельностная педагогика, с которой можно в какой-то мере познакомиться на пока существующем сайте нашего ликвидированного института – см. http://nii.smdp.ru/). А для этого, в свою очередь, требуется резкое, качественное повышение педагогического профессионализма детдомовских учителей и воспитателей… Видите, как одно цепляется за другое? В этом и лежит основание системного подхода, которого я держусь.

«Поскольку Ваше представление о практической реализации своих идей построено на вере в возможность изменений «сверху» (как я понял из нашего общения), Вы должны добиться в первую очередь системного изменения критериев оценки деятельности сиротских учреждений и органов опеки, с упором на качественные показатели. Ведь подушевое финансирование будет объективно стимулировать укрупнение детских учреждений, а бесконтрольное право директора отправлять «неровных» детей в психушку будет и дальше подталкивать некоторых директоров к использованию таких «лёгких» путей принуждения к послушанию. И многое, многое другое. Рассчитывать на деятельность директоров-подвижников вопреки системе – идиотизм».
Про «изменения сверху» – ниже, вместе с вопросом о роли общественных организаций.
Об оценке по качественным показателям. Вы мимоходом затронули целый узел тем и проблем, которые я пытаюсь (и надеюсь) распутать. Коротко перечислю.
1. Главный критерий – это судьба каждого ребенка. Сюда входит и индивидуальная траектория его развития в учреждении, и судьба после выпуска. Первое – это дело педагогов учреждения (в случае детей с отклонениями это еще и проблема диагностики, ПМПК, очень острая). Второе – отслеживание постинтернатных судеб, эта работа совершенно не налажена (хорошо, что на Смоленщине этим озаботились).
2. Дисциплинарное, карательное использование психиатрии – безусловное зло. Не знаю, насколько это еще распространено, но такая возможность должна быть исключена. Нужно думать, как этого добиться. Тут важно понять роль ПМПК, точнее диагностических центров, в которые они сейчас преобразуются (у меня будет вскоре отдельный пост об этом).
3. Вопрос финансирования. Сейчас ситуация безобразная. Много пишут о том, что государство тратит на детдома бешеные деньги – лучше бы, мол, вкладывали в семейное устройство. Но это – ложь. Государство оплачивает только еду, одежду, лекарства и платит персоналу, на все остальное учреждения вынуждены клянчить у благотворителей. Помощь – случайна, бессистемна, часто это произвол тех, кто платит (помните, О.А.Леонтий на это жаловался). Полностью с Вами согласен: должна быть программа развития каждого учреждения с учетом его специализации и ее целевое финансирование государством, БФ и бизнесом. Это – общий вектор, оргдетали требуют продумывания.
4. Ну, и о директорах. Конечно, рассчитывать на то, что директора-подвижники многого добьются вопреки системе, нельзя. Систему мы с Вами и обсуждаем. Но как ее часть остается вопрос об отборе и подготовке директорского корпуса. Нам в Смоленской области повезло встречать пока очень хороших директоров, но и им, уверен, они сами так думают, стоило бы подучиться, а каковы директора в других местах, мы не знаем, уверенности, что это не случайные люди нет.

«В идеале нужно обеспечить контроль над государственными органами опеки и интернатного сопровождения со стороны общественных организаций, с продуманной системой их отчётности перед обществом». «Передача контроля над реализацией такой программы от министерства – обществу».
Лозунг общественного контроля повторяется всеми, но, по-моему, часто без понимания того, что это значит. Что такое контроль? Под этим понимают две связанных, но разных вещи.
Первое – это контроль как слежение, наблюдение, мониторинг. Общественный контроль в этом смысле предполагает открытость и гласность. Организация условий для такого контроля – тоже непростой вопрос (он является предметом острой борьбы в отношении контроля за семейным неблагополучием, но с открытостью учреждений есть проблемы). Здесь очень важную роль играют сбор информации и исследования с публикацией их результатов (по примеру хотя бы Америки, я писал об этом). А практический выход такого контроля – выработка общественных рекомендаций («общественные палаты» – хорошая форма, надо доводить ее до ума).
Второе – контроль-управление (такой смысл имеет английское слово control). Контроль в этом смысле требует власти, возможности принуждения. Это прерогатива государства, поэтому я и занимаю в вопросах преобразования и развития системы государственническую позицию. Без него – никак (хотя влиять на него можно и нужно).

Ну и последнее: «Ваша деятельность, безусловно нужная, в сегодняшних условиях представляется мне работой “в стол”».
И да, и нет. Подход, который я пытаюсь реализовывать, предполагает движение сразу по многим направлениям и с разной скоростью. Что-то идет в практику сразу, что-то пропагандируется для подготовки сознания общества и отдельных групп к изменению, что-то (неясное и нерешенное) выносится на обсуждение специалистов. А что-то идет в ящик стола для собственного обдумывания.

сплю

СИРОТЫ 242а: обновление

Ответил на основные пункты письма ЧЧ. Жду его комментов.
Пока видны два стратегических расхождения: 1) ЧЧ - сторонник локального действия, я склонен рассматривать в качестве объекта и исследования, и действия систему в целом; 2) для ЧЧ основная надежда - на общественные организации, я полагаю, что системные преобразования возможны только силами государства.
старый гляжу

Потрясло красотой

Оригинал взят у vera_z в post

Наверное, все уже видели. Я краем уха слышала про бессмертный полк, что предлагается выйти 9 мая с фотографиями тех, кто воевал. Я даже не знала, куда и выходить. Я не люблю массового, поэтому даже не прислушивалась, хотя проход ветеранов по Невскому до Дворцовой 9 мая всегда праздничное и щемящее зрелище. Некоторые вспоминают, что когда этот проход открывали партизаны. Приезжали из области такие дедки в кепках. Но что получится так, для меня неожиданность. Когда ездишь в метро, ничего не намекает на присутствие высокой памяти и общей судьбы. И, конечно, для детей важно: город вообще не приспособлен порождать единство.
http://kavery.livejournal.com/2552933.html -- много фото и кусочек видео.