April 2nd, 2014

Честняков

СИРОТЫ 233: "Наш дом"

Ездил сегодня в одно московское детское учреждение, в Филях. Раньше это была 8-я школа-интернат, теперь - Центр содействия семейному воспитанию "Наш дом". Часа полтора говорил с зам. директора Софьей Вадимовной Комаровой, набрал кучу материалов. Всё это требует изучения и обдумывания, тем более, что поеду еще раз - посмотреть-пообщаться побольше и с директором, Вадимом Анатольевичем Меньшовым поговорить о сотрудничестве, в этот раз он был занят.
А пока самое общее и несколько зацепивших вещей.
Школе-интернату - 45 лет. Центр официально возник в апреле 2013 года слиянием школы-интерната с детскими домами 11-м и "Молодая гвардия". Соответственно, располагается на трех территориях. 4 отдела, 4 направления работы: 1) Семейный отдел (содержание и воспитание сирот), 2) Отдел семейного устройстваЮ сопровождения и подготовки со школой приемных родителей, 3) Отдел постинтернатного патроната (помощь выпускникам) и 4) Отдел реабилитации и коррекции (как для воспитанников Центра, так и для семейных детей). 145 детей от 4 до 18 лет, из них сто с умственной отсталостью. Есть сайт.
Сама эта форма - "центры содействия семейному воспитанию" - сейчас московской властью рассматривается как генеральное направление (см., например, здесь), альтернативное детским домам, в духе убийственной  формулы известного Гезалова: "детские дома должны работать на самоликвидацию". Но, похоже, она оставляет место для поиска и я здесь встретился с очень привлекательным его результатом.
Большинство детей школьного возраста учится в коррекционной школе, семеро - в соседней обычной. И это - отдельная, из зацепивших меня, история,
На помещении детей в обычную школу настоял директор интерната - вопреки диагнозу "задержка умственного развития", в уверенности - оправдавшейся, - что они справятся. И в моем сегодняшнем разговоре выяснились две важные вещи: во-первых, то, что снятия диагнозов и обучения детей по общей программе добивались именно работники интерната - в борьбе с психолого-медико-педагогической комиссией (см. тут и тут); во-вторых, что у них и есть много больше возможностей наблюдать детей в динамике и выносить обоснованное решение о том, как их учить. Есть и возможности для индивидуального коррекционного образования.
Правда, С.В. сказала, что принято новое положение о ПМПК, куда записано требование учета динамики развития ребенка - надо посмотреть.
Еще одна зацепившая меня тема - открытость. Я узнал, что воспитанники самостоятельно и свободно (разумеется, при информированности воспитателей) ходят и ездят по городу (важное: директор берет на себя ответственность, так ведет себя далеко не каждый), что двери учреждения открыты для посещения (опять-таки при договоренности, охрана стоит, но где ее сейчас нет). Чуть ли не у каждого воспитанника есть друг-волонтер... С этим последним, правда, есть проблемы: невыясненность статуса, прав и ответственности волонтера - это отдельная тема.
Много общего оказалось в понимании проблем (главное: подготовка людей, воспитателей!) и в представлении о желаемом будущем.
Ладно, сейчас на этом остановлюсь. Обдумаю узнанное, узнаю больше, обсудим...