February 23rd, 2014

сплю

СИРОТЫ 229: текущее

Виктор Васильевич Левшаков звонил из Кардымова (помните? бывший директор интерната, а сейчас директор музея см. тут, тут и тут). Поздравлял с 23 февраля и рассказал, что новый директор выселяет музей в спальный корпус, из трех комнат в одну. Грустная перспектива, но В.В. будет бороться - боец!
Надеюсь, мы с ним еще поработаем в Смоленске.
аква 2

думая сквозь скрежет

Про Украину - или по ее поводу. И в развитие той мысли ninaofterdingen, что мне понравилась.
То, что там происходит представлено тремя (не двумя, а тремя) соперничающими онтологиями.
Первая. Украинцы борются за то, чтобы стать цивилизованным, свободным европейским народом - против бездарной и воровской власти.
Вторая. Украинцы борются за государство, построенное на национальных, украинских началах.
Это не одна, а две идеи. Они смешиваются, потому что их приверженцы сейчас стоят на Майдане рядом (вместе поют гимн, но одни стреляют, а другие их кормят и лечат), но когда-то различие проявится.
Третья. Украина есть часть большой русской цивилизации, геополитически вовлекаемая в противостояние с ядром этой цивилизации, Россией.
И если в сознании утвердилась одна из онтологий, то одни факты становятся кричащими, а другие, если и признаются, то как несущественные. Мы так навидались этого разновидения фактов, что можно не приводить примеры.
Я скажу больше: это не просто разные представления о действительности, это разные действительности, сосуществующие на одном пространстве - потому и уместен термин "онтология". Потенциально и как мотиваторы они существуют все время и параллельно, но действиями людей актуализируются, становятся реальностью и для противников.
Главный вопрос для человека, не уклоняющегося от самоопределения, но и не желающего разменять свободное мышление на одержимость: возможна ли зрячесть из одной онтологии к другим?
Я думаю, что возможна. Моя, родная мне, онтология - третья. Но  глупо и дурно стоять на том, что нет такого народа и такого языка или оспаривать недовольство режимом Януковича. Это должно быть признано частностью моей онтологии. К счастью, находясь далеко от Киева, я избавлен от необходимости решать трудную задачу: как это зрячее самоопределение перевести на язык практического действия.