October 23rd, 2013

старый усмехаюсь

СИРОТЫ 191 Кардымово наяву. Гвардейский класс

Идем дальше по коридорам школы. Вдоль стен – стеклянные шкафы с кубками, полученными на спортивных соревнованиях.
Фотосайт со вспышкой: DSCN1928 от gignomai
DSCN1928Flamber.ru


Извинившись, заходим в классы. Второй:
Фотосайт со вспышкой: DSCN1930 от gignomai
DSCN1930Flamber.ru


Потом десятый (фото не получилось). И девятый, который ВВ называет «гвардейским»:
Фотосайт со вспышкой: DSCN1935 от gignomai
DSCN1935Flamber.ru


Гвардейский – потому что в нем актив Музея.
– Это Танечка, председатель совета музея, а это два ее помощника … Отсутствие двух мальчиков – они на соревнованиях – повод рассказать о спортивных достижениях.
Я спрашиваю, думают ли, куда пойдут по окончании? Конечно, большинство знает точно! Человек 5 – в 10 класс, остальные в разные СПО. Будущие профессии: повар, автомеханик, электрорадиосварщик…
Сейчас у них самоподготовка. С ними воспитатель – Людмила Борисовна Чубарова. Работает 12 лет.
Детей распустили на перемену. Разговариваем. Я прошу рассказать о каком-нибудь выпуске целиком, о каждом выпускнике. Систематического рассказа все равно не получается, отдельные истории.
– Мальчик поступил в пятом классе. Тяжело ему было учиться – ну не может! Я его очень жалела, домой к себе брала, на каникулы брала. С сыном разница небольшая, они все время вместе, в футбол играть, на речку. Он окончил школу, пошел в армию. Из армии мы его встретили как родного – вон Виктор Васильевич знает… Но попал в тюрьму. Украл бутылку вина и консервы. Сидит. Я и сейчас от него не отказываюсь, не могу, по-человечески…
Я ему всегда говорила: Витя, ну как ты сможешь жить, если не будешь работать? Без работы только две возможности – либо воровать, либо бомжевать… У нас в семье он мог видеть только положительное – муж мой совсем не пьет, ни капли, у нас дружно, весело… И все-таки вотвзяло что-то своё, генное
(Опять эти гены!)
Заходит парень, просит его куда-то отпустить. – Нет. Никаких! У нас в 16 ужин, а до того – заниматься. Мне: Их нужно держать. Распустишь – они тебе на шею сядут! Правильно говорят: кнут и пряник.
Это еще и самый большой класс, 15 человек.
Девочки пошли накрывать на стол – класс сегодня вне очереди дежурит в столовой и по территории. Наказаны. Ночью «вылаз» сделали.
– По-человечески, я их понимаю, всем хочется любви. Домашние тоже… Я им говорю: Миленькие! Вы же понимаете, что у домашних есть родители. А здесь несем ответственность за вашу жизнь мы. Вы не имеете права нарушать режим! Этой свободы вы еще обплюетесь – я так считаю.
Называет выпускника, судьбой которого гордится. Вот это уже бальзам, видишь, что не зря…
Я их веду с первого класса. В дошкольный привела 14 человек и вот теперь девятый. Но из тех осталось только пять человек – кого-то забрали…
Разговор как-то незаметно сворачивает на ее собственную жизнь. Проблемы со здоровьем. Дочь похоронила три года тому назад (убийство, о подробностях не решился спрашивать).
– И опять – если бы не они, я не знаю, как бы я пережила. Я иной раз заплачу – подойдут, обнимут…
– А много в семьи уходит?
– Маленькие, да. А большие… почти нет. Был тут недавно случай, вернули через две недели.
– А они сами хотят?
– Есть желающие, вот Витька хотел в семью. Еще есть двойняшки, они хотели бы – хотя родной отец приезжает постоянно к ним звонит…
– Но не все?
– Не все. Это социологи их опрашивают, кто хочет в семью, кто не хочет.
Такие вот наши дела. Ссоримся, нервничаем. А когда радуют, думаешь: какое счастье!