October 21st, 2013

аква 1

СИРОТЫ 187: Кардымово наяву (3), про заборы и открытость

Много говорят о закрытости детских домов. Само слово «интернат» вроде бы прямо про это. Однако, если начинаешь вдумываться, видишь, как здесь все напутано.
Тем более, у меня есть недавний опыт посещения этих домов – без какого-либо ощущения, что я прорывался через бетонные стены. Но… В общем, самое время разобраться.
Сначала по понятию. Открытость/закрытость -- куда и откуда? Пространство может быть открыто вовне (для выхода) и закрыто вовнутрь (для входа). И наоборот. Это раз.
Далее – для кого/чего? Нас может интересовать открытость для людей (могут ли выходить дети? Впускают ли взрослых и детей внутрь?) и для информации (контроль извне, поступление информации изнутри). И еще один план: участие в жизни и деятельности – внешней для детдомовцев, внутренней для, скажем, волонтеров.
Получается вот такая таблица:

  1. Люди


  1. Информация


  1. Жизнедеятельность

А. Извне внутрь Посещение детдома посторонними Контроль за происходящим внутри со стороны окружения Участие окружения в жизни детдома
Б. Изнутри вовне Выход в мир Сообщения о происходящем в детдоме Участие детдомовцев в жизни окружающего мира

А вот как выглядит мой опыт сквозь эту таблицу.

А1. Это прямо про меня. В Кардымовский интернат я попал без труда, если не считать проявленного мною такта: в чужой дом без спросу не ходят. Никаких бетонных заборов! В первый день я подъехал на такси к школе:


Зашел свободно в здание и, не найдя там ВВ, пошел шастать по территории, его искать. Во второй подошел к месту пешком мимо указателей, мимо вывески:


И опять-таки пошел свободно шастать. В обоих случаях на меня поглядывали, но вопросов не задавали.
(Любопытная подробность. В поисках сведений о Кардымове в сети я набрел на обсуждение вопроса в местном УВД об прискорбном отсутствии у школы-интерната забора. Директор оправдывался, что у них на это нет денег. Дай Бог, чтобы не на это они пустили деньги, когда появятся, есть ведь на что тратить).
Мне возразят: но это в сельской местности, а городах? Правильно. А в городах, уж извините, жизнь такая пошла. Вспомните про вахтеров в каждой московской школе, про консьержек, домофоны и глазки во многих подъездах и квартирах. Сейчас стало нормой, прежде чем прийти куда-то, предварительно созвониться и сказать, зачем идешь. Почему детдом должен быть исключением?

Б1. Меня очень порадовало, когда я узнал, что дети Кардымовского интерната (старшеклассники) вполне свободно и без воспитателей не только ходят в Кардымово или окрестные деревни, но и ездят в Смоленск. Нужно только предупредить, записаться и назвать время возвращения – чтобы не волновались. И не нарушать режим (о достоинствах или недостатках режима дня – разговор отдельный).
Конечно, в городе, особенно мегаполисе с этим сложнее. Точно пока не знаю, но подозреваю, что в таких местах подобной свободы нет, слишком боится администрация детских учреждений за воспитанников, больше родителей… Это – проблема, потому что без самостоятельных выходов во внешний мир загодя, до выпуска, многих нужных качеств не приобретешь. И проблему эту нужно решать.

А2. Тут нужно еще более дифференцированное рассмотрение.
а) Информация о здоровье. В опубликованном в прошлом посте интервью воспитательница говорила о необходимости регулярной диспансеризации детдомовских детей. Я не знаю, как сейчас с этим обстоит, но это – очевидная и абсолютная необходимость, тут нечего обсуждать.
б) Финансовая отчетность. Не сомневаюсь, что уж о деньгах с них спрашивают.
в) Образовательные и воспитательные результаты. Сейчас есть только отметки и ЕГЭ (в Кардымове результаты очень неплохие). Но отметки – это вообще не диагностическое средство, а воспитательный инструмент в руках учителя, а ЕГЭ – средство никудышнее, о чем всем уже известно. Нужна настоящая образовательная диагностика, но отсутствие ее в практике – беда не только школ-интернатов, но и обычных школ. (Я знаю, что такие методы и средства есть, их разработали в коллективе, где я работал, но об этом – не сейчас).
г) Поведение, отношения – между детьми, воспитателями и детьми. Это – болезненный вопрос. Но только ли для детских домов? Напоминаю о страстях вокруг попыток общественного контроля за происходящим в семьях… Здоровый социальный организм (семья, любая общность) не любит произвольного вторжения в свою внутреннюю жизнь. Сор из избы не выносят, свои конфликты мы предпочитаем «перетереть» у себя, сказала мне одна из воспитательниц в Кардымове. В норме внешнее вмешательство становится необходимым, когда внутренний конфликт переходит пределы, установленные законом, но как этот переход вовремя заметить, а лучше не предупредить? А может быть, средство уже найдено? В Кардымове, в вестибюле школы висит вот такой красочный плакат:


А мобильники сейчас у детдомовцев вовсе не редкость.

Б2. Контроль. Собственно, это – то же, что А1 (прозрачность), но только получение нужной информации организуется и активно осуществляется извне. Проблемы и способы их решения в целом те же.
А вот уровень В, уровень кооперации детского дома с внешним миром – образовательной, в первую очередь, это, по-моему, непочатый край и основное место приложения проектно-преобразующих усилий. Вот чем надо заниматься!
 

Владивосток - Москва

Таня вернулась из Владивостока, переполненная впечатлениями от красоты приморской столицы, от радушия хозяев, радостью собственного успеха... Но главное (во время девятичасового перелета можно было следить по видеокарте за перемещением):
КАКАААЯ СТРАНА!!!
старый гляжу

прошу молитв

Замечательный Феликс Борисович Березин, психиатр, мудрец и благороднейший человек, напечатал в своем журнале такое сообщение:
Глубокоуважаемые читатели, дорогие мои друзья!
Сейчас, на 85-м году жизни, состояние моего здоровья внезапно ухудшилось. В этом возрасте такое ухудшение естественно, но оно вынуждает меня взять тайм-аут. Только Всевышний (при условии, что гипотеза о его существовании верна) знает, сколько времени продлится этот тайм.

Прошу всех, кто это умеет, помолиться о его выздоровлении!