September 6th, 2013

дорога

Стокгольм понемножку 2

Это все тот же день - длинный он был. Большую часть времени в Старом Городе:



Collapse )
Туда мы еще вернемся. А обратный путь - через Зодермальм. У него цвет другой:

Collapse )

Последние две - с улицы Мастера Микаэля. Мастерами, как объяснила памятная доска, тогда называли палачей.

просыпаюсь лицо

Аристотель о том, когда судить о счастье

"Счастливый счастлив не один день, не в детстве, не в определенном возрасте, ибо верно изречение Солона, что о счастье человека судят не при жизни, а после его кончины, потому что неоконченное (ateleon) не бывает счастливо как не имеющее целостности".

"Неоконченное" несовместно со счастьем, поскольку счастье - это "совершенное благо" (teleon agathon) - не достигнута цель, не исполнено назначение.
просыпаюсь лицо

как играть смерть

Читаю "Путь актера" Михаила Чехова. У него театр, актерство - аскеза, духовно-телесная практика и антропология.
Вот:
"Как неверно мы, актеры, изображаем на сцене смерть" Мы слишком много внимания уделяем тем физиологическим процессам, которые, как нам кажется, и дают картину смерти. Но это неверно и нехудожественно уже по тому одному, что натуралистическое изображение физических предсмертных мучений человека не может быть искусством. ... Смерть на сцене должна быть показана как замедление и исчезновение чувства времени. Актер, играющий смерть, должен в этом месте так построить ритмический и метрический рисунок своей роли, чтобы публика, следя за ним, чувствовала замедление времени и незаметно пришла к той точке, где замедленный темп как бы на секунду останавливается. И эта остановка даст впечатление смерти".
Этому пассажу предшествует рассказ о том, как умирал его отец, в котором запоминаются не физические подробности болезненного умирания, а фраза, сказанная незадолго до конца, когда отец стал впадать в бредовые состояния:
"Как обидно, я прожил такую длинную жизнь, и что же вижу перед смертью? Какие-то поезда с гусями! Как обидно глупо!".
аква 2

СИРОТЫ 155 - как складывалась система: опека (1)

Во всей системе сиротского устройства – самое древнее и естественное это опека. Испокон веку, если ребенок терял родителей, дело его воспитания брали на себя родственники или соседи. Государству до поры не было до этого дела; это и сейчас в большой мере так в архаических обществах (в Африке или у нас на Кавказе). Когда же призрение сирот сделалось предметом заботы государства, то оно стало, с одной стороны, учреждать свои сиротские учреждения (приюты и т.п.), а, с другой, – нормировать и ставить под свой контроль то, что делалось до и помимо него: права и обязанности опекунов и подопечных, в первую очередь имущественные.
Так возник правовой институт опеки и попечительства.
В Российской Империи это было так (цитирую или пересказываю Свод законов):
«Родители имеют право назначить в духовном завещании к остающимся после них малолетним детям и имуществу опекунов по собственному избранию».
«Если в завещании не назначено особых опекунов к дошедшему малолетным детям имуществу, то опека принадлежит оставшемуся в живых отцу или матери, если нет причин, по которым они не могли бы быть опекунами».
«Когда в завещании опекуна не назначено, а оставшиеся в живых отец или мать сей обязанности на себя не примут, то опекуны избираются и определяются правительством».
«К опеке над несовершеннолетними, оставшимися без отца и матери, ежели нет опекунов по завещанию, призываются родственники их и свойственники в следующем порядке…» и далее перечень по убыванию родства и от мужчин к женщинам.
Россия была государством сословным, так что и попечение о сиротах возлагалось Законом на сословные органы опеки – дворянскую опеку, духовное начальство для священников, городской сиротский суд для городских обывателей. У крестьян эта область долго вообще не была кодифицирована, поступали по обычаю. К концу XIX века законодательство определило, что у «сельских обывателей» опекунов назначает сельский сход при контрольных функциях земского начальства. Отдельные нормы были у казачества и инородцев согласно с их религией и обычаями
Дворянская опека или, соответственно, сиротский суд «обязаны:

  1. Осведомиться об имении малолетнего.

  2. Определить к лицу его и имению опекуна, в завещании родителей назначенного, или, если сего не сделано, то избрать самим опекуна.

  3. Когда имения не осталось, то стараться поместить малолетнего, соответственно его состоянию и возрасту, в общественное училище или в сиротские домы, или в государственную службу, или пристроить к доброхотным людям для обучения промыслу или ремеслу».

Впечатляет разница в акцентах с нашим временем: много больше об имуществе, чем о «лице» подопечного и его воспитании. Вообще, такое впечатление, что с теперешней сиротской ситуацией сопоставим только п. 3. Но есть и о воспитании:
«Выбор в опекуны должен быть обращаем на таких людей, кои нравственными качествами дают надежду к призрению малолетнего в здравии, добронравном воспитании и достаточном по его состоянию содержании, и от которых ожидать можно отеческого к малолетнему попечения. Посему запрещается определять опекунами» растративших собственное имение, имеющих явные пороки, «известных своими суровыми поступками», имевших ссору с родителями малолетного, несостоятельных.
«Опекун должен пещись об особе и здравии малолетнего. Он старается, чтобы малолетний был воспитан в страхе Божием, в познании той веры, в которой он родился, в правилах добронравия и удаления от злых примеров; для сего, ежели малолетний не отдан в общественное училище, опекун обязан, смотря по роду его и состоянию, отдать его на воспитание и для изучения приличных ему знаний людям добродетельным, или избрать учителей, кои имели бы в своих познаниях и поведении определенное законами свидетельство; для служения же определить к малолетнему необходимо только нужных служителей доброго и непорочного поведения. Вообще опекун обязан приготовить малолетнего к жизни, сообразной его состоянию, но всегда трудолюбивой, умеренной и безмятежной».
После этого идет несколько страниц правил, регулирующих распоряжение имуществом.
А потом была Революция, которая все вопросы, связанные с имуществом, его наследованием и сбережением, сняла или, по крайней мере, сделала малозначительными. О том, как это сказалось на опеке – в следующем посте.