August 13th, 2013

сплю

Аристотель о невоздержности и распущенности, воздержности и целомудрии

Это книга 6. Оказалось кстати в связи с обсуждением у Тугодума свободы и ответственности - может Аристотель поможет?
Это книга 6. Оказалось кстати в связи с обсуждением у Тугодума свободы и ответственности – может Аристотель поможет? Из большого куска текста я попробую выбрать то, что ближайшим образом относится к объявленной в заголовке теме:
«Итак, по общему мнению: воздержность (enkrateia) и самообладание относятся к добродетельному и похвальному, а невоздержность (akrasia) и изнеженность - к дурному и предосудительному. Воздержный следует разумным доводам, а невоздержный отступает от разумных доводов. Невоздержный понимает, что он поступает дурно под влиянием страсти, а воздержный, понимая, что его желания дурны, не следует им благодаря разуму. Целомудренного (sophron) все признают воздержным и не теряющим самообладания, и за эти качества одни считают человека во всех отношениях целомудренным, другие же нет, и одни смешивают понятия "распущенный" (akolastos) и "невоздержный", другие же различают их».

Дальше он рассматривает различные апории, возникающие в связи с этими понятиями.
Из них для дальнейшего важна вот эта: «апория состоит в том, каким образом можно все правильно понимать и все же "не совладать с собой". Одни полагают, что, если кто поистине знает, тот не может быть невоздержным, ибо ужасно, располагая знанием (как думал Сократ), подчиняться чему-то другому и позволять “тащить” себя “в разные стороны, словно раба” (Протагор, 352с1-2). Сократ вообще сражался за разум так, словно никакой невоздержности не существует, – ибо тот, кто знает, не действует вопреки наилучшему, а если действует, то только по незнанию. Это его учение очевидным образом расходится с видимыми явлениями, и нам надо исследовать невоздержность как страсть, а если невоздержность бывает вследствие незнания, то что это за незнание. (Ибо ясно, что невоздержный не думал вести себя так, пока не оказался охвачен страстью)».

Другая апория:
«Тот, кто стремится к приятным удовольствиям по убеждению и сознательно, может показаться лучше того, кто стремится к ним не вследствие рассуждения, а по невоздержности, – ведь такого легче исцелить, ибо можно переубедить». Тогда как невоздержный и так убежден в правильном и, будучи переубежден тем более не поступал бы правильно, уже сознательно. «Пока же он убежден в одном, а делает другое». Здесь, правда, апория еще не сформулирована, она появится, когда Аристотель обоснует противоположную оценку: предающийся порочным удовольствиям «по убеждению и сознательно» хуже, чем тот, кто влеком страстью вопреки своим убеждениям.
«Разрешить апорию означает найти истину.
Прежде всего рассмотрим апорию о том, зная или не зная действует невоздержный, а если зная, то что это за знание. Затем … имеет ли отношение воздержность и невоздержность ко всякому удовольствию и страданию или к каким-то определенным, и далее, о воздержном и распущенном – это одно и то же или нет…
Ведь тот, кого считают “невоздержным” (вообще, а не в чем-то невоздержным), невоздержен не во всем, а в том же, в чем и распущенный; однако и не потому он невоздержен, что просто связан с тем же (ибо тогда невоздержность была бы тождественна распущенности), а потому, как он с этим связан: тот ведет себя сознательно, полагая, что всегда нужно стремиться к приятному, этот же так не думает, но просто к нему стремится».
Я здесь пока остановлюсь. Поясню только, как я это связываю с обсуждением у Тугодума. Там для обоснования совместимости свободы и моральной ответственности с детерминизмом вводится иерархия (два порядка) желаний: желание что-то делать и желание желать (или не желать) это это делать. Т. приводит наглядный пример: желание курить и желание бросить (т.е. перестать желать) курить. Мне кажется (это предстоит проверить), что предлагаемое Аристотелем различение невоздержности/воздержности и распущенности/целомудрия – о том же самом: невоздержный и распущенный совпадают в желании первого порядка и расходятся в желании второго порядка.
А вопрос круцис (вторая апория Аристотеля): что хуже?
охренеть

Радость механического

Чуть не весь день считал калькулятором, переводил абсолютные величины статистических показателей в проценты. Число из одного столбца таблицы, знак деления, число из другого столбца, знак равенства, щелк - и в пустой столбец вставляется результат. И еще раз. И еще. Удивительно приятное ощущение, что реальное, нужное дело делается - и притом как бы само, без физического или умственного усилия.
Понимаю, кажется, зачем женщины вяжут.
А потом - интерпретировать. Это тоже удовольствие, но другое. Чему оно, интересно, соответствует в вязании?

СИРОТЫ 151: пробую статистику

Выкладываю первые пробы моей работы со статистикой. Пока особых откровений нет, скорее опробуется сам инструмент - выясняются его возможности, валидность даваемых результатов. И появляются вопросы, на которые пока нет ответа.
Базовый для всей сиротской темы показатель – количество детей, которые в данном году лишились родителей («выявленных и учтенных», как выражаются в статистической отчетности).
Вот эти цифры за 1990-2012 годы. Это – вторая строка, в первой я привел за те годы, за которые нашел, общее число детей в России. В третьей строке, соответственно, доля учтенных за год сирот в детском населении. А во второй строке в скобках прирост или убыль в сравнении с предыдущим показателем; если их разделяет не один год, то я посчитал среднегодовой прирост.
Во второй части таблицы (2005-2012) появилась возможность разделить сирот физических и социальных и, соответственно, еще две строки.

1990 1995 1999 2000 2001 2002 2003 2004
ВСЕГО ДЕТЕЙ (0-17), млн. 34,1 (1989 г.) 38,0 33,5
Всего учтено сирот на конец года, тыс. 50,8 117,7
(+66,9:5=13,4)
123,4
(+6,7:4=1,7)
134,6
(+11,2)
140,1
(+5,5)
140,0
(-0,084)
142,1
(+2,1)
145,4
(+3,3)
Доля учтенных за год сирот в общем числе детей, % 0,15 0,31 0,4

2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012
ВСЕГО ДЕТЕЙ (0-17), млн. 27,9 26,1 25,98 26,5
Всего учтено на конец года, тыс. 146,4
(+1,0)
140,1
(-6,4)
136,8
(-3,3)
126,1
(-10,7)
114,7
(-11,4)
101,0
(-13,7)
88,5
(-12,5)
80,0
(-8,5)
Доля учтенных за год сирот в общем числе детей, % 0,5 0,5 0,4 0,3
Сирот физических1 22079 21228 17782 14500 13995 13343 12690
% социальных сирот 83,3 83,3 84,6 86,4 86,1 83,8 83,0

1 Для любителей точности: общее число учтенных в году сирот включает и тех, кто остался неустроенным с предыдущего года, а число физических сирот и доля социальных сирот даются для выявленных в этом году (разница не велика).

А теперь – что это нам дает и что с этим делать?
Вообще-то, ясно, конечно, что лучше бы дети не лишались родителей, тогда и других проблем бы не было. Практически же этот процесс, появление в обществе сирот, воспринимается как почти природный, как некоторая реальность, как те внешние условия, в которых приходится решать все остальные задачи – устройства сирот, разных его форм, их социализации и т.д.
Но все-таки, из таблицы видно, что число появляющихся в обществе сирот менялось и довольно сильно. Надо же посмотреть, как именно менялось, и подумать, чем это изменение определялось.
Несколько бросающихся в глаза обстоятельств:
Одно, очень быстрый рост осиротения в 1990-1995 годах (в среднем 13,5 тыс. в год), понятно, связано с «буржуазной революцией» и принесенной ею разрухой. В результате это число возросло за пять лет вдвое.
В дальнейшем рост продолжился, но существенно меньшими темпами, а в 2005-2006 годах наступил перелом: с каждым годом стало появляться сирот все меньше. Эта тенденция продолжается, хотя к уровню 1990 года мы еще не вернулись (сейчас 80 тыс. в год, тогда 51 тыс.).
И есть одна странность: отсутствие роста, даже небольшое снижение в 2002 году в сравнении с 2001 – на фоне продолжающегося роста до и после. Что тогда произошло?

Чем вообще определяются эти цифры?
Тем, что называют такими словами, как «социально-экономическая ситуация», «уровень жизни», «качество жизни». И такими вещами, как алкоголизм и наркомания. И – в связи со всем этим – здоровьем людей. И – тоже в связи с этим – криминализацией. И, шире, нравами, «моральным состоянием» масс людей.
Одно из последствий – сокращение детского населения. Второе – распад семей и рост сиротства.
Далее. Ближайший источник именно социального сиротства – лишение родительских прав и ограничение их в правах. Меня интересует тот случай, когда лишают или ограничивают обоих родителей или единственного родителя – тогда ребенок и становится социальным сиротой. Такая статистика есть, приведу ее в виде наглядных графиков:

Число детей, родители которых лишены прав
Фотосайт со вспышкой: лишение прав от gignomai
лишение правFlamber.ru


Число детей, родители которых ограничены в правах
Фотосайт со вспышкой: ограничение в правах от gignomai
ограничение в правахFlamber.ru


Как минимум две вещи остаются непонятными:
1. Сумма чисел лишенных прав, ограниченных в правах и физических сирот меньше общего числа сирот в том же году. Откуда остальные?
2. Общее число сирот после 2006 года все время снижалось. И на этом никак не сказалось увеличение лишений-ограничений в эти годы. Почему?

На этих вопросах пока остановлюсь. Может, помогут прояснить другие.
В следующий раз попробую с региональной статистикой.