May 8th, 2013

старый усмехаюсь

СИРОТЫ 90: уроки трудовой школы

Агрошколы как феномен, как некоторое спроектированное и не один раз успешно реализованное решение проблемы устройства, образования и воспитания сирот – это урок, из которого нужно сделать выводы.
Начну с того, что припомню все основные обвинения в адрес детских домов «как класса», и посмотрю, что с этим в агрошколах.
За основу можно взять достаточно полный список Л.Петрановской, дополнив его тем, на что указывали другие.

1. Несамостоятельность, отсутствие свободы выбора, за детей все решают, они ни за что не отвечают – вспомните самоуправление в интернате Католикова.
2. «Диктат безопасности», «обматывают ватой», поэтому, например, нельзя держать животных. – Животноводческие фермы. Уверен, есть и кошки и собаки. Да и вообще труд на земле и в животноводстве несовместим с чрезмерной опекой.
3. Маются от безделья. – Ясно, что мимо.
4. «Режимная жизнь». – Во время занятий и летней страды, наверняка, режим, как же иначе. Не вижу в этом ничего плохого, как и в том, что застолье - общее и по расписанию, как в хорошей семье. Но, конечно, должно быть и совсем свободное время, и возможность побыть одному; из интернетных рассказов об этом не узнал, но не вижу, почему бы с этим были проблемы.
5. Изоляция от внешнего мира, ограниченность выхода вовне и впускания к себе. – Не увидел я с этим проблем в агрошколах. К тому же, такой интернат - это ведь много детей и взрослых, небольшая деревня или городок с внутренними квартирами – в гости находишься вдоволь и вовне, и внутри.
6. Отсутствие личного пространства, нарушение личных границ. – Опять-таки не встретил сведений о наличии или отсутствии туалетов с кабинками, возможности переодеться не на людях или о том, стучатся ли перед тем, как войти в спальню. Но почему бы всему этому не быть как следует? С таким же постепенным нарастанием личной огражденности, как это происходит в хорошей семье.
7. Незнание внешнего мира, неверное о нем представление, в частности отсутствие опыта обращения с деньгами. – А банк в Сыктывкарском интернате? А приватизация типографии и магазина на заработанные деньги? Ездят много, смотрят, но, что важнее, вступают в деловые отношения с внешним миром. Хотя тут еще много неиспользованных возможностей…
8. Отсутствие «значимого взрослого», такого, каким в нормальной семье бывают мать и отец. – Но здесь ведь две вещи спутаны. Родную мать и родного отца не заменить, но их потеря уже свершившийся факт (в той мере, в какой он необратимо свершился). Согласимся считать усыновителей младенца равноценной им заменой (так ли это – отдельный вопрос, о котором в другой раз). Но все остальные формы «семейного устройства» на каком основании считаются лучше такого детского дома? Дело не в специально организованном «семейном» расселении – оно, скорее, тренинг в самостоятельной организации быта. Разве не очевидно, что здесь могут и должны быть по старшему другу у каждого ребенка (это может быть и один у многих, если хватит души)?
Чем так уж лучше «большая семья» с 255-ю детьми епископа Лонгина в Черновцах (православное воспитание пока во внимание не берем)? Или пансионы четы Бородиных и СОС-деревни?
Нет здесь существенных преимуществ, не нахожу.
Но есть одно принципиальное различие, я уже к нему подбирался. Уточню.
Наша задача состоит ведь не только в том, чтобы ребенок был здоров, сыт, одет, словом благополучен. Но и в том, чтобы его воспитать.
Так вот есть две стратегии воспитания. Они не враждебны друг другу, друг друга не исключают, а дополняют. Но все-таки в разных условиях, при разных установках какая-то одна оказывается основной.
В семье, особенно современной, с одним-двумя детьми, воспитание сосредоточено на нем единственном, на его особенностях, устремлениях, его личном пути развития.
В коллективе, таком трудовом коллективе, каким является, агрошкола, школа-хозяйство и подобные, всё сосредоточено на деле. В деле происходит воспитание, в нем же учитываются личные особенности по мере их проявления, каждому подбирается место по возможностям и склонностям, еще и доразвивают до большего, чем проявилось. Если рабочее дело и дело воспитания поставлены ответственно, то и «мониторинг» физического и душевного здоровья ведется.
Говоря о семье, я оговорился: в современной, поскольку крестьянская семья в прошлом больше напоминала агрошколу, чем современную семью… С индивидуальными настроениями и капризами возиться там было некогда. В своих «родовых» постах я рассказывал о прапрадеде Леонтии, у которого столько было дочерей, что он их по именам путал» «Як вас до биса богато!». Вовсе не хочу сказать, что так и надо – имен не знать (прабабка Екатерина небось не путала и характер каждой знала). Важен акцент на воспитании делом, нужностью другим людям.
Вот с этим вектором и нужно в первую очередь работать, по-моему.
аква 2

СИРОТЫ 91: упущенное

Упустил в предыдущей записи кое-что.
Говорят, что жизнь в детском доме формирует в ребенке самосознание жертвы и отношение к другим людям и к государству как должникам и попечителям. Бывший детдомовец, и получив самостоятельность, часто не способен сам устраивать свою судьбу, ждет, что о нем позаботятся и т.д. Взрослый ребенок в мире, который совсем не семья, и потому - неудачник. (Проект Александра Гезалова "Успешные сироты" - это усилие преодолеть этот синдром).
На мой взгляд, корень такого явления - в том, что все время жизни в детском доме воспитанник как бы ждет возвращения в утраченный мир семейного детства, продолжает ждать и сравнивать даже тогда, когда это уже заведомо невозможно да и не так уж нужно, сохраняет эгоцентрическое самосознание ребенка, зависимого от внешней заботы.
Вот это надобно, на мой взгляд, изменить на противоположное, построить такую ситуацию, когда взрослеющий человек начинает все больше думать и заботиться о других, служить им. Мне запомнилось, что в каком-то из костромских детских домов подростки ездят в Первомайский интернат для детей с задержками в умственном развитии, чтобы позаботиться о тамошних малышах. И конечно, агрошколы, где с раннего детства заботятся о животных и растениях, а потом производят то, что нужно окружающему миру.
Ну и второе. Наверно, в каких-то случаях участие именно в сельскохозяйственном труде является педагогически оптимальным средством (при некоторых полностью не устранимых дефектах развития даже единственно возможным). Но ничто не мешает искать и другие способы образования и воспитания путем включения детей в совместный со взрослыми труд - производственный, проектный, исследовательский, в художественное творчество. И вместе с другими детьми, не сиротами. И не только на равных основаниях, но, возможно, в преимущественной позиции, за счет возможностей, которые предоставляет детдомовская база.
Последнее, может быть, не совсем понятно. Но я еще разверну эту мысль.