March 2nd, 2013

аква 2

Сироты 22а: до чего я доискался

Пора подвести промежуточные итоги. Полазив по Сети и почитав написанное теми, кто занимался этой темой прежде или занимается сейчас, я теперь представляю, как обстоят дела, что плохо в существующей системе и в каких направлениях ее нужно менять. Незадача-то, однако, в том, что все это было надумано уже давно и многократно предлагалось, а дела по-прежнему очень плохи. Надо, значит, выбираться на еще один уровень рефлексии и понимать, почему так.
Попробую сначала коротко суммировать, что ясно и выглядит задачей (ясно, что делать, и ясно, как делать), которую, казалось бы, нужно просто осуществить. И что – проблема (способа и средств решения в горизонте видимости нет).
Надо сказать, что все, к чему я пришел, в общем-то уже было высказано в этой книге и в интервью Петрановской (она еще одно дала «Коммерсанту»), и даже еще раньше, в 2002 году, в книге В.К.Зарецкого, М.О.Дубровской, В.Н.Ослон и А.Б.Холмогоровой «Пути решения проблемы сиротства в России», куски которой нашлись в Сети - здесь, здесь и здесь.
А для наглядности воспроизведу пару схем из книги «Сиротство в России», которую уже упоминал.

Схема ведомств, действующих в сфере охраны детства
Фотосайт со вспышкой: схема ведомств от gignomai
схема ведомствFlamber.ru

Здесь только одна вещь устарела: из Минздрава выделилось Министерство труда и социвльной защиты населения (и аналогичные перемены в регионах). Но картины в целом это не меняет.

Схема перемещения детей, оставшихся без родительского попечения
Фотосайт со вспышкой: Перемещение детей от gignomai
Перемещение детейFlamber.ru


На них легко разглядеть точки разрыва – зарождения или умножения беды.
Первая точка – семьи, из которых в систему поступают социальные сироты (отказники и дети, родители которых лишены родительских прав или сидят, к примеру). Соответственно, нужна работа по устранению этих причин. Помимо, всего, что связано с преступностью, алкоголизмом и наркоманией (и их причинами), это и специальная работа с неблагополучными семьями.
Вторая точка – это усыновление или, шире, семейное устройство; устранение препятствий, помощь, обучение. Развитие этих форм устройства сирот.
Третья – «очеловечение» детских учреждений. Об этом чуть позже.
Четвертая – помощь тем, кто вырос в детдоме, в социализации, налаживании нормальной жизни.
Это – как бы основной уровень. И еще четыре разрыва мета-уровня, тесно взаимосвязанных.
Пятый: организация всей системы управления. Межведомственная несогласованность и дублирование на федеральном , региональном и местном уровнях. Отсутствие единства, замеченное мною сразу же при попытке собрать информацию. Ясно, что даже с учетом необходимой специализации (медицинской, образовательной, трудоустроительной) нужен единый центр. Министерство детства?
Соответственно, шестой разрыв – отсутствие единой стратегии и программы реформ.
Седьмой – отсутствие исследовательского центра. Попытка понять, чем занимается Институт семьи и воспитания РАО в отношении сиротской проблемы, у меня не удалась.
Ну и восьмая задача: подготовка специалистов – для детских учреждений и органов опеки, где сейчас работают по выражению Петрановской "обыкновенные тетеньки". Кого и как сейчас набирают на эти должности, как готовят к ним и готовят ли, выяснить оказалось трудно. Похоже, что довольно произвольно назначают и практически не готовят (о курсах повышения квалификации упоминания встречались).
Так что это, задачи или проблемы? Судя по тому, что не решаются, – проблемы. Но тогда их осмысление должно быть доведено до проблемной жесткости – до явного тупика, который заставил бы сменить перспективу. Чтобы сдвинуть махину.
И возвращаюсь к третьему пункту, о детских домах. Авторы вышеупомянутых книг убеждены, что государственные детдома должны уступить место семейным формам устройства, в том числе платным (опека, семейные детские дома, приемные семьи, патронат), а сами превратиться в приюты для реабилитации и распределения по семьям. Но есть и противники – те, кто исходит из неустранимой по их мнению реальности, а иногда даже видит преимущества в коллективном воспитании. Здесь для меня остается зона «неясного и нерешенного» – хороший государственный детский дом («с человеческим лицом» по выражению Петрановской) и семейный детский дом – может быть, они вообще неразличимы? Почему бы в государственном детдоме не жить и воспитателям со своими детьми? Ну и, как я уже писал, пока они есть, нужно думать об их улучшении.
Я потому и отнес это в конец, что решение возможно только при переделке системы в целом, включая решение всех задач-проблем мета-уровня.
радуюсь лицо

Миниатюрная Россия: хочу посмотреть

Оригинал взят у minipolisxxi в Миниатюрная Россия: руками не трогать!
В Санкт-Петербурге появился новый необычный музей: скрупулёзно выверенный в каждой детали макет нашей страны — 800 квадратных метров, на которых уместилось пространство от Калининграда до Камчатки.
1
Автор проекта, Сергей Морозов, вложил в него все свои силы и время: на создание миниатюрной страны ушло 4 года. Помогали ему в этом самые разные специалисты: архитекторы и инженеры-электронщики, художники и механики. По словам создателя, Гранд Макет — это в первую очередь собирательный, субъективный образ. И образ в чем-то идеализированный: та Россия, какой ее хотелось бы видеть авторам в будущем — динамичная и развивающаяся.


Collapse )