February 8th, 2013

аква 2

Сироты 8: с чего начинать

Все больше убеждаюсь, что смотрю на это сиротское дело не так, как другие. Со всех сторон слышу: детские дома нужно уничтожить, разобрав детей по семьям.

Детский дом – это тюрьма. «Несколько лет назад в Исландии все выпускники детских домов были приравнены по статусу к “узникам концлагеря”».

Детский дом – это болезнь. «Нахождение ребенка в любом учреждении интернатного типа — такая же медицинская проблема, как дизентерия или грипп. Это болезнь, которую надо лечить».

Детей там калечат, отупляют. «Исследования, и российские, и зарубежные, показывают, что ребенок за месяц пребывания в подобном учреждении теряет один пункт IQ, а за год — 12».

Это все из одного источника, недавней публикации в «Новой газете», и говорят все это специалисты, психологи и неврологи.

Людмила Петрановская, тоже психолог, специалист по подготовке семей к усыновлению, пишет у себя в жж о том, что ждет воспитанников казенных детских учреждений: «Изнасилованы будут процентов 60, избиты, мокнуты головой в унитаз – 80%, унижены, оскорблены – 100%».

Все это перепечатывается и повторяется стократно, без ссылок, как общеизвестное, хотя совершенно не ясно, откуда взяты сведения,  а иногда и просто непонятно, что имеется в виду. Кто, в каком смысле и зачем в далекой Исландии приравнял детдомовцев узникам лагерей? Откуда известно, какой процент российских воспитанников подвергнется издевательствам?

Тщательнее, дамы и господа, осторожнее с фактами, даже если вам очень хочется поскорее добиться победы.

Но не делайте отсюда вывод, что я против семейных форм  устройства. Понимаю, что с папой и мамой (даже приемными) ребенку лучше, что для его раннего развития нужен «свой индивидуальный взрослый» (там же, в "Новой"). И очевидно, что опасность постоянных издевательств в большом разновозрастном детском коллективе больше, чем в семье – если изнасилуют не 60%, а 10%, это ведь тоже очень плохо.

Я оспариваю не это, а то, как формулируются приоритеты. Не в идеале, здесь вообще нет разногласий: и в Семейном кодексе говорится о приоритетности усыновления, и в Национальной стратегии на 2012-2017 годы, принятой до скандального закона , и в указе Путина, принятом после, и детский госзащитник Астахов «считает, что детские дома скоро могут закрыться за ненадобностью». Я о том, как двигаться к идеалу от существующей реальности. Вот я о чем:


  1. Ясно, что в обозримом будущем все дети в семьи устроены не будут. По многим причинам, которые назывались самими сторонниками их упразднения. И даже говоря о самом желательном варианте, все признают нужду в госучреждениях как в местах временного пребывания детей, потерявших семью, до устройства в семью новую или ее аналог. А временно – это насколько? Сейчас даже в так называемых приютах, т.е. заведениях, которые выполняют эту перевалочную функцию в существующей системе, дети иногда задерживаются до совершеннолетия - потому что в детдомах не хватает мест. Но в любом случае, какое бы это ни было время, о его качестве нужно позаботиться.

  2. И разве не естественно было бы возложить именно на те учреждения, куда в первую очередь попадает сирота – дома ребенка и детдома – функцию подготовки и ребенка, и его будущих опекунов или приемных родителей к предстоящей совместной жизни (той самой работы, о которой пишет Петрановская)? Почему между ними должно быть соперничество, а не кооперация?

  3. Тот факт, что сейчас все не так, я знаю. Я читал - в том числе все там же, у Петрановской - про незаинтересованность руководителей детских домов в работе с усыновителями, даже про отговаривание и запугивание детей. Не уверен, что это так везде, буду проверять, но я же и веду речь к тому, что надо заниматься детскими учреждениями, перестраивать всю эту систему – не уничтожать, а перестраивать! И ясно, по-моему, что если бы была разработана настоящая государственно-общественная программа помощи сиротам (и шире – семьям) и ее начали бы всерьез осуществлять, то начинать надо было бы с того, что наиболее доступно перепроектированию и управлению, с государственных учреждений. По крайней мере, у нас в России это так.

Вот по всему по этому я, продолжая свое предприятие, начал с изучения государственных учреждений – о чем в следующих записях.

UPD. Это - первое заявление моей позиции как противостоящей господствующему тренду, выразившемуся в хлестком лозунге "Россия без Россиротпрома!". Против этого тренда и этого лозунга, в приверженности к которым слились власть и оппозиция, я буду еще многократно выступать - писать и о клевете, и о подмене понятий, и о соотношении индивидуализма и коллективных методов воспитания, и о вредоносных последствиях, к которым приводит следование этим установкам. И, главное, - о том, что наша команда реально делает для развития детских домов и интернатов.

UPD 2017. Моя позиция не изменилась. Но, увы, тренд переломить не удалось. Проблемы детских домов - часть общей проблемы образования для России. Большую и необходимую реформу (не нынешние административные судороги) нужно начинать с реформы подготовки учителей.


аква 2

Сироты 9: какая нужна программа

Чтобы справиться с бедой, нужна программа. Ее не было и нет, ни от кого пока не слыхать ничего похожего. Ведь программа, чтобы она работала и приносила результаты,  должна быть, во-первых, полной, т.е. охватывать всё, что касается судьбы сироты, все точки, узлы, где принимается решение, все обстоятельства, от которых оно может зависеть, и всех участников этого процесса.

Во-вторых, она должна быть реалистичной.  Это не ограничение на ее амбициозность: нужно выходить на лучшие решения. Но отправляться нужно от того, что есть.

В-третьих, по самому смыслу программирования она должна быть динамической, т.е. программируется не столько цель, конечное состояние, сколько само движение к цели, все его этапы.

И вот еще что. Надо определиться с ценностями: ради чего все делается. Кажется, что все здесь ясно: благо каждого конкретного ребенка. Но в спорах вокруг иностранного усыновления выплыл  еще один аспект: как то или другое решение вопроса (не единичный случай, а общий порядок) скажется на судьбе остающихся в стране сирот и тех, которые позже попадут в эту ситуацию. До этого я еще доберусь.

Общий принцип: видеть целое, работать с ситуацией в целом.

UPD. Общие установки мои вполне сохраняют силу. А вот к "еще одному аспекту" - важное дополнение: дело не только в вывозе за границу (хотя при культивируемом у нас образе тамошнего "рая" всё острее), а во всяком устройстве в семью как желанной, но не всем доступной возможности (см. http://gignomai.livejournal.com/532374.html).


сплю

Сироты 10: начинаю выяснять ситуацию с детдомами

Значит, начинаю с главного звена – государственных сиротских учреждений (их виды – здесь, обобщенно называю детдомами).

Официальная статистика:

Collapse )

Но содержательного извлечь из нее можно не много. Численность детей в детдоме – очень важный показатель. Из статистики можно взять среднее число для домов ребенка – 77 детей, для детских домов - это 48, для домов-школ - 93 ребенка, для детдомов-интернатов – 166, для сиротских школ-интернатов – 109, но это говорит так же мало, как средняя зарплата по России: надо знать разброс. Поэтому не обойтись без виртуальной поездки по детдомам. Я выбрал Костромскую область, поскольку там сравнительно немного – 38 домов, объехать посильно. Оказалось, что и доступность сведений сравнительно велика.

Но вот сразу выяснился один крупный недостаток: отсутствие общего, полноценного банка сведений. Общероссийские все неполны и быстро устаревают. Региональные тоже неравноценны, а полного списка с полным набором сведений – с численностью и возрастным составом воспитанников, численностью и квалификацией персонала нет нигде.

Приведу ссылки на найденные общероссийские списки, с краткой характеристикой.

Collapse )Collapse )

UPD. Ну, со статистикой вообще черт-те что! Я позднее многократно возвращался к работе с ней, и сейчас все-таки далек от ясности. И источники плохи, и все меняется - из-за постоянной чехарды с оргформами. На каком-то этапе я узнал о существовании постоянно обновляемой статистики Минобра, но она (примета нашего времени) оказалась платной и не дешевой. Разок заплатил, попользовался и перестал.