November 16th, 2012

О, нездешние вечера...

Вспомнилось сегодня стихотворение Мих. Кузмина, захотелось им поделиться, ну и как-то пояснить, что это меня к нему тянет. Посмотрел по тэгам - оказалось, и раньше приводил его стихи, как бы удивляясь тому, что они мне нравятся. Потому, наверно, что в поэтической манере Кузмина есть жеманность, которую я вообще-то, у других совсем не люблю. Но у него она какая-то беззащитно-откровенная, так что перерастает уже и в подлинность.
Вот здесь и здесь то, что я раньше из его стихов помещал у себя.
Еще одно, видимо, не пометил, не могу найти. Повторю:

В крещенски-голубую прорубь
Мелькнул души молочный голубь.

Взволненный, долгий сердца вздох,
Его поймать успел ли Бог?

Испуганною трясогузкой
Прорыв перелетаю узкий.

Своей шарахнусь черноты…
Верчу глазами: где же ты?

Зовет бывалое влеченье,
Труда тяжеле облегченье.

В летучем, без теней, огне
Пустынно и привольно мне!

Но сейчас-то не это вспомнилось, а вот это:

О, нездешние
Вечера!
Злато-вешняя
Зорь пора!
В бездорожьи
Звезды Божьи,
Ах, утешнее,
Чем вчера.
Все кончается,
Позабудь!
Уж качается
Сонно муть.
Ропот спора —
Скоро, скоро
Увенчается
Розой грудь,
Сладко просится
В сердце боль —
В небо броситься
Нам дозволь!
Легким шагом
По оврагам
Благоносица
Божьих воль.
Божья клироса
Дрогнет зверь.
Все открылося,
Друг, поверь.
Вдруг узнали
(Ты ли, я ли):
Не закрылася
Счастья дверь.

И ведь когда написано? В 1919-м.
Клирос - место, где стоят певчие в церкви, изображающие ангелов. Так что "зверь", который "дрогнет", это, видимо, херувим, не пускающий к Богу...