January 18th, 2012

старый гляжу

Два взгляда, две позиции

Опыт обсуждения постов Юрия Громыко, которые я репостил или на которые давал ссылки в моем жж, позволяет мне сделать одно наблюдение. Реакция была резко отрицательной, иногда до отвращения – и на тексты ЮГ, и на мои комментарии, и на сам факт публикации (если только один из читателей назвал меня «склеротическим стариком», так это, подозреваю, только потому, что другие пощадили возраст). В чем дело?
Я думаю, что здесь столкнулись два трудно совместимые взгляда, две позиции. Одну я назову позицией «частного лица», другую принято называть «государственнической» или «исторической». Представители этих двух позиций редко сходятся в пространстве общей коммуникации, а тут я их как бы «свёл». Да и сам, до сих пор являя себя  в основном как «частное лицо», вдруг солидаризировался с государственником ЮГ.
В чем разница? Человек в позиции частного лица радуется, печалится, восхищается и негодует – и выражает эти свои чувства в словах и поступках. Он действует в пространстве досягаемости, делает соразмерное ему дело – в одиночку или с близкими и понятными ему людьми, для себя или опять-таки для близких людей, ну, во всяком случае, конкретных, индивидуальных. Соответственно, и общественные дела он мыслит как вырастающие из объединения частных усилий ради решения задач, не решаемых в одиночку.
Понятно, что такие понятия, как «народ», «человечество», «история» и «исторические задачи», и, определеннее, «Россия», «история России», «место России в мире» для частного лица – абстракции, за которыми для него либо пустота, либо прикрываемая ими своекорыстная ложь. А государство – это то, что должно быть удобным и малозаметным, как всякий обслуживающий персонал, и что становится безусловным злом за этими границами.  А уж чтобы государство ставило обществу цели, затевало «большие» (только на государственном уровне, за счет мобилизаци больших ресурсов осуществимые) дела – это вообще фашизм какой-то…
С.П.Никаноров, статью которого мы недавно обсуждали на семинаре, подсказал еще один аспект этой оппозиции: противоположность ситуационного мышления и мышления исторического.  Ситуационное мышление – это когда пытаются осмыслить ситуацию, не выходя мыслью за ее рамки, не соотнося ее с целым, историческим и(или) космическим. Следствием такого мышления является то, что Никаноров назвал «складыванием»: нечто не производится, не делается в соответствии с проектом, а бессубъектно складывается. Эта оппозиция как раз и проявилась в обсуждении выборно-митинговых событий. Большинство обсуждало ее ситуационно (нагло надувают, этого нельзя так оставить), тогда как Громыко пытался вернуться и вернуть на поле исторического мышления о России.
Конечно, и с государственнической точки зрения можно дискутировать о том, что именно предлагает Громыко в качестве «больших дел» и «исторических задач» – о «новой большой стране, которой еще не было», о «транс-евразийском коридоре развития», о «новой общенародной русской школе», основанной на принципах мыследеятельностной педагогики и других вещах. Но ведь  отторгается, высмеивается, подозревается сама идея объединяющего дела.
Конечно, неслучайно, что два человека, которых Громыко числит своими учителями (и о которых я тоже кое-что знаю), оба были государственниками. И Г.П.Щедровицкий, одной из любимых цитат которого были слова из горьковского «Клима Самгина»: «А что мы, провизоры, сделали для России?». И Е.Л.Шифферс, который, кстати сказать, не смущался возлагать надежды на возрождение России на офицеров гоcбезопасности…
И в завершение. Лично я не считаю, что одна из этих двух позиций безусловно хороша, а другая безоговорочна дурна. В своем крайнем выражении они как близорукость и дальнозоркость. Высказавшись в конкретной исторической ситуации в пользу государственно-исторической позиции, я вижу и некоторые преимущества частного и направленного на частное, конкретное, близкое взгляда. Лучше бы совмещать, наверно, если под силу.
радуюсь лицо

что нормируемо?

Мы продолжаем издавать "Анналы Московского методологического кружка" (записи семинаров). Под катом - кусок из записи семинара 1972 года по "истории исследований проектирования" (в Новой Утке). Обсуждаемые вопросы - о "способе" деятельности и мышления, о том, что нормируемо в мышлении и что нет. Для меня за этим стоит очень практический вопрос: как учить(ся) мыслить?
Пытаюсь подключить к обсуждению самих участников того семинара. С одним из основных диспутантов, Виталием Дубровским, уже связался. Наша переписка - в комментах.


Collapse )