January 13th, 2011

художество и мысле-коммуникация

Сегодня на одном из семинаров, в которых я участвую, удрученный болтовней, занял себя раскрашиванием фломастерами ранее слепленной фигурки. Мне это помогло не только перетерпеть этап коммуникативного хаоса, но и содействовать переходу к более осмысленному обсуждению. В общем, помогло. Зато коллеги утверждали, что мое отвлечение на художество им мешало.
Что касается самого произведения, то по окончании семинара С.сразу попросил его у меня в подарок. Ну, значит, что-то стоящее получилось, решил я, сфотографировал и выкладываю:

Посмотреть на Яндекс.Фотках

Семейная жизнь Вощева

Это из набросков, не включенное в окончательную редакцию "Котлована" (взято из комментариев к "Записным книжкам"):

Служба кончилась, раздался сигнал особого автоматического колокола, привезенного администратором из Америки в результате командировки. Вощев мыл руки и волновался. У него были развиты чувства, от этого он имел свежий естественный ум и служил отлично, но после звона американского колокола Вощев начинал бояться и шел домой весь замирая. Домой он приходил незаметно и сначала посещал чулан, где переодевался в новый костюм, повязывая мрачный галстук, такой же, что носил в юности, и тер лицо, чтобы внести в него больше жизни и жизнерадостности. Затем в этом виде показывался жене, он боялся, что его разлюбит единственная женщина и берег свое тело, свой лучший характер и новый костюм для нее. Жена его встречала, как девушка юношу, наряженная в тесное платье, с вымытыми руками, в убранной квартире. Они обедали. Вощев ел мало, не желая показать любимой женщине жадность своего желудка, его достоинство было напряжено, он чувствовал скуку жизни за окном освещенной квартиры и боялся, что жена упразднит его из своего сердца и тогда он останется среди чужих людей, с которыми связан профсоюзом - это будут наиболее близкие ему.