December 7th, 2010

ОТЕЦ 392: 1947 (28)

Разговор с Вовкой
Вовка после операции. Неделю не был дома. Соскучился по ласке. "Ты что там делаешь?" (Я был на кухне). "Посиди лучше здесь".
Перед сном:
- Ты теперь уж большой, да, Вовочка? А что лучше, большим быть или маленьким?
- Маленьким лучше?
- ?
- Большому нужно каждый день в школу ходить, уроки делать. (Следствие разговоров в больнице. Рядом лежали большие ребята).
- Если не хочешь, можешь в школу не ходить.
Вовка удивлен.
- Только тогда будешь у нас на дворе дворником работать.
Обычно он понимает шутку, но здесь серьезно:
- Да, ребята будут сорить, а я за ними подметать. Уж лучше в школу.
(Видимо, перед глазами встала страшная картина. Клизма, Салат, Борька, Игоряшка, Каштан - все будут сорить, а он за ними должен убирать).
[В перечне "сорильщиков", наряду с именами, понятно, прозвища].

Шарлотта Бронте о своем романе "Ширлей":
"Перед вами лежит нечто реальное, спокойное и солидное, лишенное романтизма, как утро понедельника".

... Словно спичка, брошенная в сугроб снега.

В окне парикмахерской:
"Окраска волос во все цвета".
Хочется зайти и узнать, могут ли выкрасить в зеленый.
[Тогда это казалось фантастикой!]

Глаза почти белые, чуть подсиненные.

Вовка объясняет "Штурм Зимнего":
"Штурм - это значит громить, занимать, брать себе".