July 3rd, 2010

ОТЕЦ 349: 1946 (3)

Да, я забыл поправиться: на Белом озере, где сделаны эти записи, отец не в командировке был, а в доме отдыха - путевку, видимо, на работе получил. По-моему, я даже помню, как он вернулся оттуда с подарком мне, то ли панцырем черепахи, то ли змеей какой-то засушенной. Помню только, что я был несколько разочарован, т.к. ценил тогда больше всего вкусные гостинцы. Было мне, соответственно, пять. Кажется, тогда же я, неся в обеих руках по мороженому, споткнулся на каменном крыльце нашего подъезда на Солянке и рассек себе подбородок (шрам прощупывается до сих пор, в 70).

На берегу озера играют ребятишки: коренастый мальчуган в шароварах ("запорожец"), мальчик и девочка в обычных деревенских нарядах (на мальчугане нахлобучен отцов картуз), и самая живописная - девочка лет четырех в длинной черной стеганке (есть ли что-нибудь под стеганкой?) и в белом платочке, завязанном под подбородком (она наверно нездорова и ее одели потеплее).
Мальчик постарше пускает по озеру толевые лодочки. Но он не хочет, чтобы лодочка совсем уплыла от него, а ветер отогнал ее от берега. Снимать ботинки ради этого не стоит, он бросает в лодочку песком, хочет утопить ее. "Лучше утони, чем уплывать от меня" - разговаривает он с лодочкой.
Остальные босиком полощатся в озере. Они деловито месят из песка "кисель-мисель". У каждого своя ямка.
Вновь пришедший деловито спрашивает: "Это чья яма?". Девочка в стеганке сначала заходит в озеро подальше, поднимает ватничек повыше. Оголяется ее попка (колоритнейшая фигура, а отдыхающий с лейкой снимает двух женщин, принявших на сломанной березе красивые позы), затем девочка усаживается месить "кисель-мисель". Она хочет улучшить его: "Я подолью грязненькой водичечки" - она так любит играть ей, что дважды уменьшает это слово.